22:04 

socionicfics
T18-1 Солдат-Жуков присутствует при публичном наказании мага-Бальзака, обвиненного в преступлении, которого он не совершал. После наказания мага выгоняют прочь из города. Через некоторое время Жуков узнает, кто именно совершил то преступление, но правда никому не нужна. Жуков бросает службу и отправляется на поиски мага. Встретившись, Жуков понимает, что влюблен в мага. Слэш. NN, NH

@темы: выполненные заявки, Т-18, Жуков, Бальзак

URL
Комментарии
2012-11-09 в 21:57 

Гость 21:52, ок, спасибо, почитаю.

а

URL
2012-11-09 в 22:13 

спасибо, почитаю.
Не за что. Я тоже прочитала, а потом сравнила, - на самом деле слишком рациональны ваши ЖукоБали.

URL
2012-11-09 в 22:27 

Гость в 22:13, нашла нужный момент, сравнила... По-моему, если учитывать влияние не только ТИМа, но и ситуации, у меня все вполне приемлемо. Тем более, например, этот кусочек:
– Ты? И?
– Я. Здесь.
– Зачем?

— состоит полностью из незаконченных фраз, но не выглядит как сообщение... желающей... выделиться... девочки...

а

URL
2012-11-09 в 22:31 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Гость 22.13, а, как говорится не для протокола, кто у вас любимые ТИМы?

2012-11-09 в 22:40 

А мне что-то стало интересно, какой ТИМ у самого Гостя 22:13.

а

Пы. Сы. Мы ведь еще не оффтопим, да? Восприятие читателем определенного ТИМа фичка по соционике прямо относится к этому фичку.

URL
2012-11-09 в 22:43 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Мы ведь еще не оффтопим, да? Мы обсуждаем фик и вещи, связанные с соционикой.

2012-11-12 в 01:23 

Автор слегка убился ап стену нехватку свободного времени, так что этот кусок очень маленький. Надеюсь, следующий рывок (возможно, последний) будет более мощным.


– Я, конечно, собираю человеческие черепа и никогда не откажусь от парочки новых, но… Не уверен, что смогу снять ваши головы с пик, на которые их насадит леди Амариа.
Бальтазаре зябко поежился. Вряд ли от отвращения: выбранный ими дом был безопасным, но никак не уютным. Ветер бесцеремонно влезал во все щели в стенах, и оставалось только надеяться, что он позже не полетит доносить графине обо всем услышанном.
Нарчессо, вычурная одежда которого могла согреть кому-то душу, но никак не тело, на мгновение остановился, перестав быстро расхаживать по комнате в попытках поймать хоть кусочек убегающего тепла, и ответил:
– Не забывай, ты тоже в этом участвуешь, – кивок в сторону Джофруа. – Если что, вы погибнете вместе. И, боюсь, про вашу любовь песен не сложат.
– Попытаться спастись, пусть и бросив вас, – мой долг перед человечеством. Мои знания и разум ценнее ваших тушек.
– И это меня называют самодовольным наглецом! – обиделся Нарчессо.
– Я всего лишь говорю правду.
– Хватит вам! – рассердился Джофруа. – Нас еще не схватили.
– Еще. Но раз уж это входит в ваши планы…
– Если придумал что-то лучше, – на этот раз вспылил Нарчессо, – предлагай.
– Да куда уж мне. Мое дело предупредить, что идея глупая, а воплощение ее ни к чему хорошему не приведет.
– Молчи!
– Молчу, – неожиданно спокойно согласился Бальтазаре.

* * *
Нарядные горожане важно проплывали мимо. Чистыми казались не только их одежды и лица, но и все вокруг: деревья, которые с листьями будто бы скинули и пару веков, камни мостовой, поблескивавшие своими гладкими боками, отшлифованными тысячей ног, небо, умывшееся прошедшим ночью дождем.
Кружева на платье графини Амариа слепили белизной. Бальтазаре, завидев ее, чуть не сравнялся с ними цветом, и шепнул Джофруа, что среди окружающих ее людей наверняка найдется парочка магов, способных видеть сквозь чары.
Тем не менее, никто не собирался арестовывать странную парочку, тихо прижимавшуюся к ограде собора.
Графиня глядела вокруг не высокомерно, но с достоинством, то и дело приветственно кивая в ответ на поклоны окружающих. Двигалась она плавно, но решительно, и казалось, что все ее жесты были выверены лучшими математиками государства. Эвсебии такого никогда не достичь…
– Смотри-ка, – зло шепнул Бальтазаре, завидев графскую дочку, – идет без всякого присмотра, будто недавно не опозорила семью.
Конечно, он считал, что Эвсебии следовало бы ходить только в кандалах и в сопровождении тюремной стражи, но кое-что говорило о том, что она и в самом деле опять пользуется доверием матери: рядом с ней гордо шагал сияющий Нарчессо.
Они старательно делали вид, что не знакомы друг с другом, но иногда она все же поворачивала голову так, чтобы трогательно хрупкие ключицы, прикрытые только ниткой мелкого жемчуга, вырисовывались чуть четче, и что-то еле слышно говорила. Нарчессо в ответ довольно улыбался и бросал на Эвсебию пылкие взгляды.
Все это было уже на грани приличий, если вспомнить, что да начала службы они еще не были знакомы, но никто вокруг не обращал на них внимания. Они на остальных, впрочем, тоже.
Наконец толпа добралась до ворот и разделилась на несколько потоков, двинувшихся в разные стороны. Эвсебия остановилась, тревожно огляделась по сторонам, и отколола цветок от платья. Нарчессо чуть придвинулся к ней и осторожно коснулся нежных лепестков. На мгновение их пальцы соприкоснулись, и Эвсебия отошла, стараясь сохранять невозмутимое выражение лица. В руках у нее уже не было никакого цветка.

* * *
– Я влюблен! – Нарчессо швырнул цветок на стол, за которым, погрузившись в книгу, сидел Бальтазаре.
– Не кидайся в меня всякой гадостью. Тогда я, может быть, подарю тебе парочку змей, раз уж ты их так любишь.
– Ты влюблен по-настоящему – или как во всех остальных твоих девок? – нахмурился Джофруа.
– А я во всех них влюблен по-настоящему! Меня на всех хватит!
– Значит, – недоверчиво сощурился Бальтазаре, – ты не отказываешься сделать то, что сам придумал.
– О! – Нарчессо раскинул руки, словно раскрывая объятия невидимой любовнице. – Я об этом просто мечтаю!

URL
2012-11-12 в 01:43 

кто у вас любимые ТИМы?
Все инфантилы и заботливые.
А мне что-то стало интересно, какой ТИМ у самого Гостя 22:13.
Подозрение на Дона. Правда, слишком тихого для экстраверта.

Гость-придира.

URL
2012-11-12 в 01:45 

Да, прошу прощенья за задержку, меня 3 дня не было дома.

Опять-таки Гость-придира.

URL
2012-11-12 в 02:05 

Подозрение на Дона. Правда, слишком тихого для экстраверта.
Оффтопом: экстраверсия - это не тихо/громко, общительно/необщительно, это восприятие мира. И ещё - для Дона нормально считать себя интровертом, потому что болевая создаёт проблемы. Как Дон вам говорю.)
Автор, спасибо за продолжение.)

URL
2012-11-12 в 18:15 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Все инфантилы и заботливые. собственно, я так и подумала.

Автор, спасибо за продолжение. Буду ждать новую часть. Надеюсь, что не последнюю, так как так быстро можно устроить только трагическую смерть всех героев. А хотелось бы чтобы они хоть раз поцеловались. Но желательно и не только.

2012-11-12 в 18:16 

для Дона нормально считать себя интровертом
Раньше считала, потом поняла, что могу быть экстравертом.

URL
2012-11-12 в 20:06 

Тоже приходилось встречать Донов, похожих на интровертов.
Гость в 02:05, вы уже задействовали БЛ и поняли, что я на это отвечаю?) Да-да, вам спасибо, что читаете.
Lilith_Darkmoon, в жизни и без смерти достаточно быстрых гадостей, ну правда.

а

URL
2012-11-15 в 20:53 

Что-то опять слишком уж сжато...


Пальцы нащупали уютно-теплую, чуть шероховатую поверхность двери. Дверь была дубовая, такая же мощная и надежная, как и дерево, из которого ее сделали. Здесь, в темноте узкого коридора, в трепете мечущихся отсветов факела, хотелось схватиться за что-то постоянное и основательное, даже если это всего лишь обработанный кусок дерева.
Звуки, доносившиеся из-за двери, пугающе сочетались с мельканием язычков пламени, напоминая о представлениях труппы бродячих актеров, пытающихся запугать своих невежественных зрителей картинами иных миров, в которые попадали души грешников после смерти. Женские стоны, раздающиеся из самого темного угла балагана всегда почему-то заставляли толпу одновременно рваться к их источнику и отшатываться от него.
Сейчас, правда, это были не стоны боли, да и женщина не играла, но Джофруа не мог понять, чего ему больше хочется: распахнуть дверь и вломиться в комнату или оказаться как можно дальше отсюда. Первое больше соответствовало их замыслам, второе было куда благоразумнее.
Бальтазаре несколько раз повторил, перед тем как уйти, что ничего хорошего из задуманного не выйдет, и еще раз предупредил, что будет прежде всего спасаться сам. Хоть он считал саму идею дурацкой, а ее воплощение – просто безумным, но участвовать в нем не отказался. И даже позволял себе на что-то надеяться, хоть и отчаянно это скрывал.
Сейчас он блуждал где-то в недрах кэзилхильского замка, ночью казавшегося особенно огромным, способным навсегда поглотить парочку непрошенных гостей.
Стоны за дверью стихли. Кажется, пока что все идет как надо. Но стоять здесь и ждать… До чего же вы опустились, сэр рыцарь!
Время шло – точнее, ползло, подобно огромной змее, завораживающей жертву танцем своих смертоносных колец. Джофруа чувствовал, что тело его затекает, но не мог заставить себя шевелиться, боясь, что одно его движение разбудит всех вокруг. Он никогда еще не чувствовал себя таким громоздким и неуклюжим.
Наконец вдали зазвучали шаги. Тихие, крадущиеся – Бальтазаре, и легкие, но четкие и уверенные… О боги!
Графиня Амариа была бледна и слегка напугана, одевалась она в явной спешке, но даже это не мешало ей быть преисполненной достоинства. Нож в руке Бальтазаре мешал этой гордой женщине в полной мере выражать свое негодование, но взгляд ее говорил, что при необходимости она не сомневаясь будет бороться с двумя мужчинами.
Точнее, с тремя: дверь приоткрылась, в коридор выглянул обнаженный по пояс Нарчессо и сказал:
– Эй, вы где там? Все уже давно готово.
Лишь теперь графиня поняла, куда ведет коридор, и побледнела еще больше.
– Что все это..? – как и все остальные, она говорила шепотом, но сейчас ее голос чуть не сорвался на крик.
– Все в порядке, миледи, – Бальтазаре предостерегающе поднял руку. – Мы не собираемся причинять ни вам, ни вашей дочери никакого вреда. Все, что от нее требовалось, она сделала сама. Заходите.
Нарчессо распахнул дверь и склонился в шутливом полупоклоне.
В комнате стоял слабый запах благовоний. Эвсебия лежала на кровати, вся в сладкой истоме, прикрыв веки и кутаясь в одеяло. Неясный свет придавал ее чертам особую мягкость, а очертания стройного девичьего тела, угадывающиеся под тонкой нижней одеждой, не давали возможности усомниться в ее невинности.
Пока Джофруа, завороженный, наблюдал за открывшейся ему дивной картиной, графиня Амариа вскрикнула, на этот раз в голос, а Нарчессо опустился перед ней на колени.
– Матушка?
Огромные глаза Эвсебии распахнулись, и она вскочила, в ужасе уставившись на мать и не сразу заметив вошедших вместе с ней двоих людей.
– А это кто?!
Бальтазаре сделал шаг вперед, выйдя из тени и оказавшись рядом с кроватью. Он указал на красневшее на простынях кровавое пятно.
– Поздравляю, миледи, ваша дочь сегодня стала женщиной. Точнее, ее сделал женщиной человек, который сейчас смиренно ждет вашего внимания.
Нарчессо нахально подмигнул пораженной графине, не вставая с колен.
– В честь столь радостного события, – продолжил Бальтазаре, – я хочу, чтобы вы еще раз подумали над вынесенным мне приговором.
Леди Амариа не сразу смогла разомкнуть дрожащие губы. Она еще отказывалась поверить в произошедшее – и, наконец, решилась.
– Как ты могла?! Как ты могла сначала оболгать этого человека, а потом уже на самом деле опозорить себя? Эвсебия! Отвечай!
Эвсебия сначала опустила глаза, а потом внимательно посмотрела на всех присутствующих. В ее взгляде полыхала ненависть.
Нарчессо нарочито тихо вздохнул, привлекая к себе внимание.
– После сегодняшней ночи только и остается, что соединить любящие сердца узами брака! Я готов загладить свою вину, миледи. Я же все-таки… Дворянин.
– Как ты смеешь?! – Эвсебия кричала слишком громко, и это не придавало убедительности ее словам. – Я наследница Амариа! Ты – никто! Чужеземец!
– Как в постель идти, так хорош был, – ничуть не смутился Нарчессо, – а как замуж – сразу плох стал?
– Большего ты и не заслуживаешь, – выдохнула графиня, скривив губы. – Что ж, сэр, я отдам вам свою дочь. Обсудим это утром, а сейчас соизвольте покинуть ее спальню.
Она развернулась резко, как лучший солдат ополчения, и вышла, едва ли не маршируя. Мужчины гуськом последовали за ней.
– Теперь вы, – торжественно объявила графиня, когда дверь с громким стуком захлопнулась. – Маг Бальтазаре, то, что вы сделали, заслуживает кнута, но не изгнания. Будем считать, что за свой поступок вы уже ответили. И вы, неизвестный мне рыцарь.
Не успел Джофруа сообразить, стоит ли называть свое имя, графиня продолжила:
– Знать вас не хочу. И если после завтрашнего утра вы окажетесь на моих землях, пеняйте на себя.
* * *
Когда они вышли из города, Бальтазаре выругался себе под нос.
– Если бы мы там не появились…
– Со мной ты не поедешь, правда? Жалеешь, что нам придется расстаться?
Джофруа уверенно притянул своего – теперь точно своего – мага к себе.
Бальтазаре только презрительно хмыкнул и прижался к нему еще сильнее.
– У нас есть время. До утра.

URL
2012-11-15 в 21:36 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
неплохо, но жаль, что сжато. Хотелось бы побольше эмоций и того, что до утра. В любом случае, спасибо.

2012-11-15 в 21:40 

Насчет до утра — я еще подумываю об эпилоге.

а

URL
2012-11-15 в 22:37 

А Амариа - кто это по ТИМу?

URL
2012-11-15 в 22:43 

Гость в 22:37, сначала хотелось бы услышать ваши предположения.

а

URL
2012-11-16 в 00:03 

хотелось бы услышать ваши предположения.
Может быть, Дост или Драй?

URL
2012-11-16 в 00:08 

А вообще её слишком мало, чтобы судить достоверно.
Тот же Гость, что в 22.37 и в 00.03.

URL
2012-11-16 в 00:50 

Гость в 00:03, тут можно обратить внимание еще на разговоры о ней.
Достом я ее не вижу вообще. А вот творческую ЧС наблюдаю довольно явную. Графиня стремится навести порядок как в семье, так и в своих владениях, не гнушаясь использовать силу. Чем обусловлена любовь к порядку — БЭ или БЛ — вопрос более сложный. Но если еще вспомнить признаки Рейнина, то скорее можно определить героиню в Максы — аристократизм у нее заметен.

а

URL
2012-11-16 в 01:11 

Белую этику заметно, только почему-то мне кажется, что она базовая.
И да, отношения с Есенкой на активацию мало похожи, на мой взгляд. Это ближе к заказу.

URL
2012-11-16 в 19:03 

Гость в 01:11, а вот мне эта белая этика как-то сомнительной кажется. Тут вопрос, чем руководствуется героиня: какими-то собственными нравственными нормами или представлениями о том, как правильно и должно быть. Мне более вероятным кажется второй вариант.
А вот с отношениями и правда как-то не совсем хорошо получилось. Но, возможно, тут дело не только во взаимодействии двух психотипов.

а

URL
2012-11-21 в 01:16 

Автор сам не понял, что это было. Точнее, понял, что это был эпилог, но и только. Приличного рейтинга нет, увы.

Даже удивительно, что они благополучно добрались до развалин, промчавшись, не разбирая дороги. Прошили темноту, как две стрелы – воздух, и Джофруа хотел бы поглядеть на того, кто рискнет встать у них на пути.
Бальтазаре спрыгнул с коня перед самой дверью своей башни и чуть не свалился, запутавшись в упряжи. Соскочивший следом Джофруа бросился на помощь лишь тогда, когда в ней уже не было необходимости.
– Всегда-то ты опаздываешь, – равнодушно проговорил Бальтазаре, широко распахнув двери и скользнув в них так, будто они были узкой щелью. Джофруа даже заподозрил здесь какую-то магическую ловушку – но нет, ничего.
Выполнять последние условия договора они отправились в другую спальню – не в ту, в которой его заключали. И именно сейчас Джофруа почувствовал, что происходит что-то неправильное. Он привык к тому, чтобы получать плату за свою силу, и к тому, чтобы платить за проведенную ночь, но никогда не думал о том, что ему придется делать это одновременно. К тому же, одно дело – какая-то девка и совсем другое….
Бальтазаре, бредший перед ним ссутулившись и понурив голову, вдруг замер, как будто его обратили в камень. Даже столкнуться с ним оказалось неожиданно больно.
– Что случилось? – Джофруа сам себе не поверил, услышав неподдельный испуг в собственном голосе.
– Ничего. Просто слегка непривычно. Мне много что случалось продавать, но себя – никогда.
– Ты тоже чувствуешь это?
– Что?
– Это неправильно.
– Неправильно? Я всего лишь выполняю свою часть договора. Все честно.
От дикой, готовой воспламениться смеси обиды и желания, восхищения и негодования у Джофруа задрожали пальцы. Задрожали и тут же сомкнулись, как когти хищной птицы, на плечах Бальтазаре. Притянули, заставив испуганно вздохнуть и поморщиться от пронзительной боли.
Джофруа прошептал, почти касаясь губами уха Бальтазаре, и в его шепоте слышалось глухое рычание.
– Завтра утром я уеду отсюда. Навсегда. Мы все равно больше никогда не встретимся. Так что этой ночью я могу делать все, что захочу. И ничто меня не остановит. И никто.
Бальтазаре неловко мотнул головой, то ли желая обернуться и не смея, то ли просто пытаясь убедиться в том, что он еще не настолько скован страхом, чтобы лишиться способности двигаться. Он издал какой-то невнятный звук, но сказать ничего так и не смог.
– Но не буду, – неожиданно продолжил Джофруа. – Ничего против твоей воли… Решай все сам.
Звенящее в воздухе напряжение лопнуло, долгое время поддерживаемый только им Бальтазаре чуть пошатнулся и обмяк в крепких объятиях.
Довести его, растерянного и смущенного, до спальни, было легко. Лишь на кровати он, наконец, стал осознавать произошедшее и спросил, безуспешно стараясь скрыть дрожь в голосе:
– Что я не так рассчитал?
– Ты слишком плохо думаешь о людях.
– О людях невозможно думать слишком плохо. Они хуже даже…
– Заткнись.
Джофруа впился губами в тонкую подставленное ему горло более алчно, чем любое порождение буйной фантазии суеверных крестьян.
Он старался быть осторожным, но Бальтазаре всегда – то ли магией, то ли чем-то еще – будил в нем зверя. Хрупкое, податливое тело в руках дарило ощущение власти, той власти, которую Джофруа никогда не имел, но к которой неосознанно стремился всю жизнь. Особенно приятно было видеть, как заносчивый и холодный маг лишается остатков воли, выгибаясь и крича в голос, уже не принадлежа себе – а значит, отдаваясь тому, кто довел его до такого, – самому на мгновения терять контроль над собой, позволяя себе быть грубым и излишне жестким, и приходить в себя, бережно поглаживая светлую кожу, на которой завтра выступят уродливые синяки.

* * *

Синяков Джофруа так и не увидел. Бальтазаре отказался провожать его, сказав, что слишком измотан.
Путь до Локкорб-холла оказался неожиданно коротким. Слишком коротким, пролетающим под копытами коня гораздо быстрее, чем того хотелось Джофруа. Теперь, когда туманившее ему разум наваждение ослабло – или просто скрылось до поры до времени, – а все произошедшее в Кэзилхиле казалось ночным кошмаром – иногда, правда, очень приятным кошмаром, – неожиданно проснулась совесть. А еще – и, пожалуй, именно он совесть и пробудил – страх за свое будущее. В своих вещах Джофруа нашел мешок с деньгами и, не зная, как их следует воспринимать, все же удержался от того, чтобы швырнуть его в ближайшее болото. Но дело было даже не в деньгах.
Что мог рыцарь без земли и службы? Разве что пойти в разбойники, и тем самым окончательно исключить себя из этого мира, этого общества, где жили порядочные люди, попасть туда, где царили преступники и палачи, скрывающие свои лица под масками. Всего лишь притронувшись к тому миру, Джофруа потерял всякое желание дальше с ним соприкасаться.
Поэтому оставалось только прийти к лорду Локкорбу, что-нибудь солгать и надеяться на… На что?

* * *

У самых ворот Локкорб-холла Джофруа встретилась целая процессия. Похоже, день переезда в столицу настал.
Хозяин замка принял своего блудного рыцаря с доброжелательной улыбкой, плохо скрывающей нетерпение. Она становилась все шире, когда Джофруа рассказывал – рассказывал правду. Признавал свою вину. Предлагал вернуть зря потраченные деньги. В конце чуть даже не попросил прощения.
– Это невероятно! – выслушав все, воскликнул лорд Локкорб. – Такая история стоит этих денег. Мне нужны люди, способные не только обвинить благородную девицу в клевете, но и доказать обвинение ее матери. Кто знает – вдруг кому-нибудь взбредет в голову оклеветать меня. Поклянись, что тогда сделаешь все, чтобы мне помочь!
Джофруа, вне себя от радости, поклялся.
– Даже из столь вредного недостатка как честность, – заключил лорд Локкорб, – можно извлечь немалую пользу.
И Джофруа внутренне с ним согласился.

URL
2012-11-21 в 01:58 

А это ещё не конец?
И вычесать опечатки надо бы.

Всё тот же гость-придира.

URL
2012-11-21 в 02:01 

Гость-придира, слово "эпилог" подразумевает конец.
В опечатки будьте добры ткнуть носом.
Кстати, как вам?

а

URL
2012-11-21 в 02:18 

тонкую подставленное ему горло - тонкое. Средний род.
пойти в разбойники, и тем самым окончательно исключить себя из этого мира - лишняя запятая.

Рейтинг реально низковат. Но Жук нестандартный, как уже было говорено.
Поэтому в общем и целом - :red:

URL
2012-11-21 в 02:19 

Придирчивый гость, как вы понимаете, был в 02:18.

URL
2012-11-21 в 02:46 

О, слово «тонкую» вообще бы выпилить надо... И запятая действительно лишняя.

Рейтинг совсем низкий, но это вообще мой первый какой-никакой рейтинг, внезапно. Я не оправдываюсь, нет.

Спасибо вам, придирчивый гость, за участие.

а

URL
2012-11-21 в 02:53 

Другие читатели тоже могут высказать свое мнение по поводу, кстати. Ну и если кто-то пожелает лицезреть мой дивный лик аватар...

а

URL
   

инТИМная летопись соционических оргий

главная