22:04 

socionicfics
T18-1 Солдат-Жуков присутствует при публичном наказании мага-Бальзака, обвиненного в преступлении, которого он не совершал. После наказания мага выгоняют прочь из города. Через некоторое время Жуков узнает, кто именно совершил то преступление, но правда никому не нужна. Жуков бросает службу и отправляется на поиски мага. Встретившись, Жуков понимает, что влюблен в мага. Слэш. NN, NH

@темы: выполненные заявки, Т-18, Жуков, Бальзак

URL
Комментарии
2012-10-21 в 22:25 

Итак, начнем, благословясь. Мир особой оригинальностью не отличается, персонажи тоже, но автор все же надеется, что эстетическое удовольствие читатели получат.
Вопрос с именами, отсутствие которых сквикало автора, был обговорен с заказчиком. В ответ автор решил слегка подогнать их под названия ТИМов.

Начало - 960 слов. Продолжать стоит?




По телу, казалось, прошлась дюжина пахарей, каждый из которых впряг в свой плуг не коня или вола, а хотя бы дракона. Омерзительно длинную тварь с шестью лапами, по четыре острых длинных когтя на каждой. Джофруа видел такого на ткани, которую лорд Джонатан Локкорб некогда привез своей ныне покойной жене откуда-то с края света, из-за трех морей. Ткань была легкая, как паутинка, переливалась, как водная гладь в лунную ночь, и, как говорили, отрез из нее можно было продеть через кольцо.
Белье на кровати, на которой лежал Джофруа, казалось, было сделано из чего-то подобного, впрочем, после стольких дней, проведенных в дороге, даже крестьянская постель показалась бы ему королевским ложем.
Постель? Тут Джофруа понял, что не давало покоя его сознанию, с трудом возвращавшемуся из небытия: последние его воспоминания были никак не связаны с этой кроватью, с этой комнатой, с этой окутанной туманом фигурой, которую зрение не желало превращать во что-то определенное. Прищуриться удалось с трудом. Несомненно, это был человек, вероятно, движущийся, да, точно, идущий сюда.
– Пей, – прозвучал где-то высоко, едва ли не под потолком, тихий голос, и Джофруа окутал терпкий и пыльный аромат высушенных луговых трав.
Губы сами собой коснулись края чашки, и в рот полилась горько-сладкая жидкость, напомнившая о скитаниях по лесу без воды и еды.
Зрение и разум постепенно начинали работать. Как оказалось, настоящее окружение отличалось от того, что виделось Джофруа, когда он только пришел в себя. Стоявший рядом с кроватью человек был не настолько высоким, чтобы его голос звучал из-под потолка, да и туман вокруг него рассеялся. А вот запах остался, и пахло так от человека или питья, понять было невозможно. Возможно, ароматом трав пропиталась вся комната.
Джофруа закашлялся и с трудом просипел:
– Что это?
– Яд.
Равнодушный ответ заставил отбросить чашку прочь. Хрупкая глина раскололась, ударившись о гладкие каменные плиты пола.
– Да как ты смеешь?!
– Лежи, рыцарь, не вставай. Тебе вредно.
Слабый толчок заставил вновь опуститься на подушку. Дыхание на мгновение замерло в горле, и сказать ничего не получилось.
– Тебя так сильно по голове ударили? Или ты от природы не слишком умен?
– Что?
– Чтобы тебя убить, мне достаточно было не тратить своих драгоценных сил, чтобы притащить сюда одного беспечного рыцаря, вздумавшего ночью проехать через лес. Да, вижу, ты действительно просто глуп. Читать умеешь?
– Да, – Джофруа не понимал, к чему клонит его собеседник, но мысль о том, что это его спаситель, не давала должным образом ответить на оскорбление. А еще боль, делавшая тело беспомощным – но признавать ее не хотелось.
– Хорошо. Я буду запирать библиотеку. Хранящиеся в ней знания опасны, особенно в руках – или чем ты там думаешь – дурака.
– Головой я думаю!
То, что люди думают головой, Джофруа знал совершенно точно. Его отец был дворянином, и мог позволить детям получить образование, а не довольствоваться досужими выдумками невежественных крестьян.
– Что-то не похоже. Ладно, если будешь продолжать дергаться, скоро вообще думать не сможешь. И что-то еще делать тоже. Спи.
На лоб легла узкая ладонь, и туман, не дававший как следует осмотреться, стал вытеснять все мысли. Напоследок подумалось, что человек с такими руками не может быть крестьянином или воином. Похоже, что зелье незнакомец варил сам. А кто знает, чего можно ожидать от этих магов?

* * *

Джофруа уже неделю жил в полуразрушенном замке на окраине леса. Приютивший его маг, назвавшийся Бальтазаре, утверждал, что в такой глуши неплохо бы завести какое-нибудь крупное животное, например, глупого воина. Глупый воин в ответ молчал и старался быть полезным.
Едва поднявшись на ноги, он уже начал наводить порядок в их многое повидавшем жилище, а теперь с нетерпением ожидал окончательного излечения, чтобы хотя бы залатать протекавшую в нескольких местах крышу и тем самым выразить свою благодарность спасителю, перед тем как его покинуть. Гордость должна была бы шепнуть ему, что прибираться в чужих домах – не самое подходящее для дворянина занятие, но когда родной брат выгоняет тебя из дому, отдав из всего наследства только коня, не самые лучшие доспехи да глуповатого оруженосца, гордость предпочитает остаться в родовом гнезде, освободив от своей приятной тяжести нищего рыцаря.
– Ну и что мне теперь сказать крестьянке, которая торопится сюда за лекарством для больного ребенка, надеясь расплатиться, прибравшись в башне? – поинтересовался однажды Бальтазаре, увидев Джофруа, расставляющего книги.
В святая святых замка – библиотеку – тот все же был допущен, поклявшись, что к столу в дальнем левом углу он не подойдет под страхом смерти. Впрочем, по этой комнате, самой большой из уцелевших, пол которой был расчерчен перепутавшимися кривыми линиями, стены увешаны полками со зловеще поблескивающими приборами непонятного назначения, а воздух казался густым от смеси книжной пыли и курящихся благовоний, расхаживать не хотелось.
– Как будто не знаешь, что можно потребовать у любой, даже очень бедной женщины, – расхохотался Джофруа.
Бальтазаре помолчал некоторое время, а потом неожиданно спросил:
– А что, если я мужчин предпочитаю?
Он усмехался, но в глазах его застыл какой-то странный интерес, не имеющий с весельем ничего общего. Даже Джофруа, редко задумывающийся о том, что чувствуют другие люди, это понял.
– Тогда попроси ее привести старшего сына!
– Действительно. Так и сделаю.
На какие-то ужасно длинные мгновения стало очень тихо.
– Постой, ты серьезно?
– Кто знает, кто знает… – Бальтазаре задумчиво пожал плечами и направился к двери. – Скажи мне, когда закончишь.
Джофруа недоумевал. Сам он как-то успешно соблазнил своего оруженосца – единственного последовавшего за ним из людей отца. Неблагодарный мальчишка, кстати, тут же решил, что терять ему больше нечего и нашел себе покровителя побогаче. Но он был лишь временной заменой, когда не было денег даже на проститутку, не говоря уже об ухаживании за порядочной девушкой. Но чтобы кто-то предпочитал мужчин женщинам… Конечно, маги никогда не были похожи на остальных людей, и всегда настаивали на своем праве жить по-особенному, так что с их причудами смирились даже священники, тайком прибегавшие к их помощи, когда молитвы в очередной раз не достигали ушей богов, но какие-то маги вообще – это одно дело, и совсем другое – Бальтазаре, спасший Джофруа, долгое время лечивший его, не надеясь на вознаграждение, предоставивший ему кров и стол. Но с чувством какого-то болезненного интереса справиться было уже нельзя.

URL
2012-10-21 в 22:32 

Оно прелестно *п*
Автор, продолжайте!
нз

URL
2012-10-21 в 22:39 

Да-да, продолжайте обязательно.

URL
2012-10-21 в 22:43 

продолжайте

URL
2012-10-21 в 22:45 

Наконец-то что-то интересненькое намечается))
Автор, продолжайте)))

URL
2012-10-21 в 22:50 

Анон рад началу исполнения!) Автор, продолжайте.
А теперь он идет работать!

URL
2012-10-21 в 23:10 

Автор, продолжайте. Заказчик заинтригован. И да, спасибо, что все же начали выполнять.

URL
2012-10-21 в 23:37 

О, начало чудесное) Продолжайте, продолжайте обязательно)

URL
2012-10-21 в 23:59 

анон весьма доволен и ждет продолжения) единственное, что смутило, это использование автором одновременно англо- ,франко- и итальяноподобных имен

URL
2012-10-22 в 00:01 

Продолжайте! Всё прочтём, а то от скуки тут уже мухи мрут.

URL
2012-10-22 в 00:07 

Автор благодарит всех откомментивших и жалеет, что не смог посмотреть в их мужественные лица (или хотя бы аватарки).

По поводу имен: у автора есть обоснуй, кроющийся в истории страны, но он сомневается, стоит ли об этом писать. Текст создается не ради мира, да мир этого и не заслуживает, пожалуй.

как можно понять, автор

URL
2012-10-22 в 00:17 

.вырви себе глаза [DELETED user]
Открыто и прямо говорю - Автор, Вы молодец! Я, как и многие здесь, жду продолжения :heart:

2012-10-22 в 01:49 

Gute Nacht
дохуя изыскан
Хотеть :lip:

2012-10-22 в 09:59 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, ещё!
Мир создаётся потому, что он создаётся. Так что обоснуй в студию!

2012-10-22 в 10:36 

Rita Twitter
Сублимируйте и напишите об этом фанфик.
:) я тоже подписалась, жду продолженния)

2012-10-22 в 21:19 

.вырви себе глаза, Gute Nacht, Arkeean, Rita Twitter, вам отдельное спасибо. Я, конечно, ничего не имею против анонимных комментариев, но когда есть только они, это наводит на нехорошие мысли, право.

Обоснуй будет, когда для него придет время.

а.

URL
2012-10-23 в 01:14 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, а мы в глаза не боимся правду-матку.

Так ждём же... Ждём-с.
Не затягивайте только, уж дюже интересно.

2012-10-23 в 20:31 

Постараюсь выкладывать продолжение хотя бы раз в три дня.

ваш честный и ответственный автор

URL
2012-10-23 в 20:51 

, конечно, ничего не имею против анонимных комментариев, но когда есть только они, это наводит на нехорошие мысли, право. Автор, но и вы в режиме гостя. заказчик.
Да, буду с нетерпением ждать продолжения.

URL
2012-10-23 в 21:50 

Заказчик, «III - ПРАВИЛА ИСПОЛНЕНИЯ ЗАЯВОК:
Заявки исполняются анонимно. Автор может раскрыться в комментариях/u-mail по просьбе заказчика или читателей, а также по собственному желанию». Но вообще-то мне не стыдно признаться, что именно я пишу этот текст. :)
Ждите завтра вечером.

законопослушный автор

URL
2012-10-24 в 01:39 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, ждём.

А можно раскрыться в умыл, раз уж такие песни, ммм?

2012-10-24 в 19:07 

Никакого старшего сына Джофруа так и не увидел, хотя однажды встретил во дворе женщину, прижимавшую к груди один из флаконов, по которым Бальтазаре разливал зелья, и понял, что это та самая крестьянка. Действительно ли маг любил мужчин – или в очередной раз решил позабавиться, глядя, какое впечатление произведут его слова?
Такое случалось постоянно, и то, что Джофруа приходилось выслушивать, часто заставляло его сжимать кулаки от злости. Отвечать хозяину дома ударом на слова было слишком бесчестным. Да и как ударить того, кто ниже тебя на голову и гораздо уже в плечах? Того, кто вместо того чтобы упражняться с оружием, корпит над книгами? Того, кто, похоже, и без того немало пережил – иначе почему у еще молодого человека нет ни одного темного волоса – все сплошь седые?
Что именно он пережил, узнать так и не удалось. Однажды Джофруа даже рассказал Бальтазаре о своем детстве, надеясь, что добьется ответного рассказа, но тот, внимательно выслушав, лишь заметил, что это обычная история младшего сына небогатого рыцаря. И что остаться едва ли не в одном исподнем, без денег, коня, доспехов и оружия ему все равно пришлось бы, просто напавшие на него разбойники опередили коварную жизнь.
Очередная злая шутка. Джофруа всегда обижался на них, сам не понимая, почему. В конце концов, многие из рыцарей и наемников лорда Локкорба иногда останавливались только на той грани, за которой следовал поединок и вражда не на жизнь, а на смерть. Но остановиться они все же могли, и все произнесенное оставалось дружеской шуткой. Бальтазаре, говоря о менее серьезных вещах, ухитрялся задевать гораздо сильнее. Это казалось странным – ведь он тоже был другом, проверенным еще до того, как их дружба завязалась. И то, что существовало между ними, было именно дружбой, пусть какой-то неправильной, с горьковатым привкусом целебного зелья – но на обычные узы благодарности, всегда сковывающие и смущающие всех, кого они охватывают, это похоже не было.
Дело было и не в том презрении, которое воины часто питали к магам, считая их людьми слабыми, трусоватыми и одновременно хитрыми и коварными. В магах – в Бальтазаре, во всяком случае – было что-то от шутов. И те, и другие, принадлежали к какому-то иному миру, где не действовал здравый смысл и обычные законы. Поэтому и те, и другие могли говорить что угодно даже королю.
Бальтазаре был другим, особенным – и это заставляло Джофруа не только позабыть о своих пристрастных суждениях, но и искать уважения слабого мага. А может в этом и была причина, по которой его слова ранили особенно больно?

* * *

А потом настал особый день: Джофруа услышал очередную обидную шутку и, не ощутив ничего, решил, что надо уходить. Почему, он так и не понял. Казалось бы, оставаться в доме, слова хозяина которого все время тебя задевают, странно. Гораздо более странно, чем жить рядом с человеком, переставшим стараться тебя уязвить, – или утратившим такую способность, – не запрещающим тебе наблюдать за тем, как он работает, обменивающимся с тобой забавными замечаниями, рассказывающим о прочитанном в книгах или просто услышанном на площади соседнего города – Кэзилхиля.
На этот раз Джофруа интересовали именно слухи. Предвидя скорое прощание, он волновался так, что нарушил все правила, которые должен был выполнять, чтобы не быть изгнанным из библиотеки. Хлопнул тяжелой дубовой дверью, которая, как хорошее вино, с годами становилась только крепче, и, грохоча по полу тяжелыми сапогами, помчался прямо к запретному столу.
Бальтазаре стоял, и, нахмурившись, вглядывался в страницы лежащей перед ним книги. Не читал, а именно вглядывался, словно надеясь высмотреть что-то, скрытое глубже, за буквами. Наконец он пробормотал: «Чушь», – и, решившись, вынул из-за пояса небольшой изящный нож, которым безжалостно отрезал часть листа. Скомкал и медленно, с написанным на лице удивлением, будто надеясь в последний момент передумать, повернулся к горевшей жаровне.
– Ты знаешь что-нибудь о графине Амариа?
Услышав вопрос, Бальтазаре вдруг резко выпрямил обычно сутулую спину и не оборачиваясь ответил:
– Кэзилхиль находится на ее землях. Горожане преданны ей всем сердцем. Понимаешь, что это значит?
Джофруа кивнул. Сейчас, когда многие города, заручившись поддержкой короля, боролись за независимость от лордов, такая верность казалась почти что удивительной.
– Она добрая?
– Сам знаешь, крестьяне – даже если они напялили на себя фартуки ремесленников – не понимают доброты. Скорее справедливая.
– А ее дочь?
– Эвсебия? Красивая девушка. Я видел ее на каком-то приеме. Желания познакомиться как-то не возникло. Это просто красивая девушка.
– И богатая наследница к тому же.
– Достаточно того, что она может заплатить за мои услуги. Столько, что я буду писать привороты вместо… нормальных заклинаний специально для нее.
– Привороты? Интересно… А ты действительно ходишь на приемы?
Бальтазаре резко повернул голову и тут же отвернулся.
– Тебя, кажется, интересовали, мои соседи, а не я. Впрочем… Да, хожу. Я, знаешь ли, не только лекарства для крестьянских детей делаю. И даже не только любовные зелья. А все остальное требует…обмена знаниями.
Смятый кусок пергамента полетел в огонь. А ведь можно было бы смыть с него чернила…
– Да и платят тебе там больше, правда? Наверняка яд стоит…
– Правда. Не все же такие нищие как ты, рыцарь.
«Рыцарь». Как будто они позабыли имена друг друга. Неожиданно для себя Джофруа сделал широкий шаг вперед. Еще чуть-чуть, и его дыхание взъерошило бы волосы на затылке Бальтазаре.
– Прекрати! – потребовал он громко, но сдержанно.
– Что прекратить?
– Все. Я. С тобой. Разговариваю. И ты сейчас повернешься и будешь меня слушать. Слушать меня, а не издеваться над каждым моим словом.
– А если нет?
Когда человек улыбается, об этом же нельзя догадаться по голосу?
Джофруа сам удивился своему спокойствию. Это было похоже на бой с самоуверенным, но слабым противником. Он уже побежден, но еще не знает этого, и твоя задача его удивить.
Что ж, не только Бальтазаре здесь умеет удивлять.
Развернуть его лицом к себе оказалось неожиданно легко: он, похоже, и не думал сопротивляться. Это было так странно: непонятно, как слова, полные яда, и столь послушное тело могли принадлежать одному человеку. Ах, да, это же первый раз, когда Джофруа целовал мужчину. Кажется, он слишком давно не целовал женщин, чтобы сравнивать ощущения.
– Мне просто стало интересно, как это, – признался он чуть виновато, предусмотрительно отойдя подальше от разъярённого мага, пока тот пытался прийти в себя.
Бальтазаре побелел, как белеет раскаленное до предела железо, и готов был задымиться.
– Узнал? – прошипел он. – А теперь иди целовать Эвсебию и молись, чтобы следом за тобой не полетело проклятье.
– Я бы рад, но, боюсь, лорд Локкорб мне голову оторвет, если я буду целовать девицу, к которой он собрался свататься, – сообщил Джофруа, прежде чем убраться восвояси.


Ну-с... Дальше, надеюсь, будет поживее.

URL
2012-10-24 в 19:10 

Arkeean, разумеется.

а

URL
2012-10-24 в 19:18 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Маг с белыми волосами... Автор, это же мой кинк. Спасибо вам. Герои прекрасны и каждый по себе, и вместе.
Собственно заказчик, решивший не прятаться.

2012-10-24 в 19:23 

Lilith_Darkmoon, рада, что угодила (и угадала, да).

а

URL
2012-10-24 в 19:30 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, мне очень приятен Ваш слог и манера преподнесения информации.
*сел на хвост и ждёт далее*

2012-10-24 в 19:34 

Arkeean, спасибо.
А я еще и крестиком вышивать умею... И на машинке тоже.

а

URL
2012-10-24 в 19:41 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, будь ласка.
Совершенно бесполезные занятия ежели не приносят дохода и эстетического удовольствия, уж звиняйте.

2012-10-24 в 21:13 

Кстати, уважаемые читатели, среди вас Жуковы есть? А то я так лихо начала писать текст с точки зрения представителя этого ТИМа... И мне хочется узнать, насколько оно правдоподобно получается.

а

URL
2012-10-24 в 21:43 

Автор, а вы кто по ТИМу?

URL
2012-10-24 в 22:02 

Бальзак. Это не очевидно?)

а

URL
2012-10-24 в 22:11 

А это еще не конец?

URL
2012-10-24 в 22:16 

Если внимательно прочитать заявку, можно понять, что это только начало.

а

URL
2012-10-24 в 22:29 

Ага... Тогда будем терпеливо ждать в засаде.

URL
2012-10-27 в 00:38 

Narqelion
Evil Irish Redhead Witch
а я тоже хотеть продолжения

2012-10-27 в 17:13 

Автор продолжайте. Выходит шикарно и правдоподобно, за вычетом мелких деталей.

Читатель Жуков.

URL
2012-10-27 в 21:30 

Читатель-Жуков, а что за детали?

а

URL
2012-10-27 в 21:31 

После проведенных в развалинах недель замок лорда Локкорба особенно радовал глаз.
Построенный не так давно – род Локкорбов древностью не отличался – он жил лихорадочно веселой и бурной жизнью молодого существа. Говорили, что в его стенах даже трава не растет – столько ног вытаптывают землю в их пределах.
Сейчас Джофруа прошел от главных ворот к донжону через двор, заполненный людьми, несмотря на раннее время. Овдовев, лорд Локорб стал вставать – и заставлять весь замок просыпаться – едва ли не до восхода солнца, и в этот час, с самого утра, принимал просителей из арендующих у него землю крестьян. Желающих заглянуть к внимательному и доброжелательному сеньору всегда находилось много. В отличие от многих других лордов, чьи прадеды едва ли были рыцарями, он не старался возвыситься, унижая других, и ко всем, начиная с прислуги и заканчивая самыми родовитыми дворянами, относился одинаково, оценивая лишь их личные достоинства. Никто никогда и не догадался бы, что он испытывает неловкость из-за своей недостаточной знатности, если б не его упорное желание породниться с Амариа. С надменными аристократами, которые до сих пор говорили с акцентом, хотя были лишь потомками завоевателей, век назад покорившими королевство.
Вряд ли лорда Локкорба привлекали деньги: чего-чего, а их у него, человека, контролирующего всю торговлю с другими странами, было предостаточно. Он не боялся рисковать, отправляя корабли в неведомые дали, и обычно привозимые товары и заключаемые договоренности стоили риска. А еще он не боялся признаться, что торговля интересует его больше, чем управление землями и война.
– Когда-нибудь ремесленники и торговцы будут править миром, – как-то сказал он Джофруа, хорошо выпив. – Что ты смеешься? Посмотри на города: они скоро расцветут и разрастутся так, что вытянут все соки из замков. А маги, эти забавные игрушки богатых дам, будут работать на ремесленников, помогая им делать по десять пар сапог вместо одной.
Джофруа на это предпочел ничего не ответить. Кровь говорила ему, что купец никогда не будет влиятельнее воина, вот только жизнь показывала иное. Сам он был вынужден служить человеку, чей род был менее знатен, чем его собственный, и это заставляло его стыдиться. Это – или пренебрежительные мысли о лорде Локкорбе, ведь приходилось признать, что этот человек, родословное древо которого было в несколько раз меньше, чем у Джофруа, превосходил его во всем.
Даже чисто внешне. Лорд Локкорб был в полтора раза старше Джофруа, но казался гораздо менее потрепанным и уставшим от жизни. Сейчас он сидел в своем простом деревянном кресле и с ласковой улыбкой наблюдал за смущенным крестьянином, неловко переминающимся с ноги на ногу и мнущим шапку в руках. Звук открывшейся двери заставил его поднять взгляд и с удивлением посмотреть на Джофруа. Жалкий же вид ему открылся!
– Джофруа?
Ну что за манера пренебрегать любыми церемониями – да что там, правилами обычной вежливости? Даже если Джофруа совершил ошибку, даже очень глупую ошибку, рыцарем он быть не перестал. А ведь на самом деле «сэром» его не назвали не для того чтобы выразить пренебрежение…
– Милорд?
Лорду Локкорбу понадобилось всего несколько минут, чтобы выставить всех крестьян вон, не обидев попутно никого из них.
– Итак, вижу, твое посольство оказалось неудачным. Это леди Амариа пыталась выцарапать тебе глаза, когда сочла меня недостаточно знатным? Или прелестная Эвсебия поставила этот синяк, когда ты сообщил ей, что хочешь просить ее руки для человека, годящегося ей в отцы?
– От совершения таких злодеяний, – Джофруа, прибывший в самом мрачном расположении духа, вдруг заулыбался, – их уберегли обычные разбойники.
– Плохо, друг мой. Очень плохо, – лорд Локкорб принялся постукивать костяшками пальцев по подлокотникам кресла. – Я не хочу терять своих людей. Ни посылая их на смерть, ни расставаясь с ними, когда они не справляются с моими поручениями.
Улыбка тут же превратилась в гримасу. При всех своих недостатках лорд Локкорб был самым приятным из всех людей, которым Джофруа служил. И вознаграждал за службу он тоже щедрее всех, так что покидать его действительно не хотелось..
– Скоро я отправляюсь ко двору. Хотелось бы двинуться в путь в сопровождении молодой жены и верного рыцаря. Бери все, что тебе может понадобиться – оружие, деньги, людей, – но сделай так, чтобы мне это удалось.
– Да, милорд.
Джофруа поклонился и вышел.
Похоже, лорд Локкорб твердо решил жениться на графской дочери, причем на представительнице одного из древнейших дворянских родов. Интересно, что же проще: заставить его отказаться от своих намерений, или убедить презирающую выскочек графиню Амариа выдать свою наследницу за одного из них? А еще эта наследница может оказаться достаточно своенравной, чтобы иметь собственное мнение насчет замужества.
Но сначала следует добраться до Казилхиля и не попасться в лапы к разбойникам еще раз: вряд ли снова мимо будет проезжать Бальтазаре, готовый спасать валяющихся на дороге раненных рыцарей.
Бальтазаре… Интересно, как он там? Не оказалась ли его библиотека погребенной под слоем пыли? Не взорвалось ли зелье, разрушив то, что оставалось от замка? Не вернулось ли неправильно наложенное проклятие – а священники утверждают, что даже наложенные со строгим соблюдением всех ритуалов проклятия возвращаются.
И что же хотела от него Эвсебия? Кого собиралась приворожить с помощью его заклинаний?
Чтобы найти ответы на эти вопросы, следовало отправляться в Кэзилхиль, а там можно и найти время, чтобы заглянуть к магу, наверняка не знающему куда деваться от своего одиночества.
Этой ночью Джофруа заглянул в каморку хорошенькой и веселой судомойки. Уговорить ее поделиться лаской с соскучившемуся по женскому вниманию рыцарем оказалось несложно, но теперь, касаясь своими губами женских губ, Джофруа вспоминал, как первый – и, наверное, последний – раз в жизни целовал мужчину.

URL
2012-10-27 в 22:42 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Спасибо за продолжение. Как же хочется, что бы маг и воин поскорее встретились. Но я готова потерпеть, лишь бы текст продолжался. Он интригует.

2012-10-27 в 22:56 

Lilith_Darkmoon, спасибо, что читаете.

а

URL
2012-10-28 в 00:07 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Было бы странно, не читать, учитывая, что это текст по моей заявке. ИМХО, как говорится, но я не понимаю заказчиков, которые не отслеживают как там дела с их заявкой. Для меня, как автора (по ряду редких фендомов), сие, по-меньшей мере, непонятно. Так что я буду читать, тем более учитывая, что текст мне нравится.

2012-10-28 в 21:26 

Narqelion
Evil Irish Redhead Witch
Автор, лучи любви вам
*с нетерпением ожидаю продолжения*

2012-10-28 в 21:39 

*купаюсь в лучах любви*

а

URL
2012-10-28 в 22:03 

Оригинально. Жду продолжения.

URL
2012-10-28 в 22:17 

Гость, вот мой унылый джен, который читали два человека, еще оригинален, а здесь штамп на штампе спасибо.

а

URL
2012-10-30 в 21:00 

На этот раз добраться до Кэзилхиля удалось без неприятных приключений, впрочем, приятными судьба тоже не очень жаловала.
Город встретил пестрыми одеждами жителей и темными камнями домов, яркими витражами городского собора и мутными глазами сидящих вокруг него нищих, звуками арфы и воплями провинившегося подмастерья, которого разозленный ремесленник бил тем, что только под руку попадалось. Запах курящихся в соборе благовоний, пробуждающих в человеке стремление к святости, и благовоний же, но продаваемых в лавках и будоражащих низкие чувства, не мог заглушить вонь нечистот в канавах, прорытых по бокам каждой достаточно широкой улицы. Похоже, благовония, как и изысканная одежда, и дорогая косметика, привозимая со всех концов света, вообще мало что могли скрыть.
Вот Бальтазаре, сколько бы он ни добавлял щепотки какого-то таинственного вещества в горящие в библиотеке лампы, всегда пах травами.
Опять Бальтазаре. Что ж это такое? Джофруа едва слышно выругался. Да, друзей забывать не стоит, даже тех, с кем поссорился, тем более по собственной вине. Но думать о них постоянно еще хуже. Будто влюбился, честное слово!
Н стоит об этом думать. Раз Джофруа не настолько устал с дороги, чтобы усталость изгнала всякие глупые мысли, придется ему, отпустив приехавших с ним людей – они тоже имеют право на отдых, в конце концов, – поискать себе девушку на ночь. Хорошо все же, что лорд Локорб никогда не отличался скупостью.

* * *

Найти недорогую и достаточно привлекательную проститутку удалось далеко не сразу. Это показалось странным, ведь Джофруа слышал от кого-то из друзей, что в Кэзилхиле есть даже те вещи, за торговлю которыми можно было угодить в темницу, а то и на виселицу. Похоже, после смерти графа Амариа, мечтателя и фантазера, даже дочери давшего имя легендарной героини, его вдова окончательно взяла город в свои железные руки – в стальные перчатки своих воинов тоже, конечно – и навела в нем порядок.
Словом, ночью пришлось побегать подольше.
После блуждания по лихо завитым узеньким переулкам города, погоней за ярко раскрашенной добычей между испуганно жмущимися друг к другу домами и наслаждения ее еще не утратившей аппетитность плотью отдохнуть хотелось не меньше, чем после настоящей охоты. Джофруа прогнал девку из своей комнаты еще затемно, даже дав себе труд заплатить, а потом снова заснул. Разбудил его гул под окном. Многоногая, разноцветная и разноголосая толпа медленно, но неумолимо ползла к главной площади. Неужели какой-то праздник? Вспомнить бы еще, какой сегодня вообще день… Нет, ничего.
Особой религиозностью Джофруа никогда не встречался, но исправно ходил в соборы по праздникам, чтобы посмотреть на людей, поучаствовать в обрядах да небрежно сунуть две монетки: медную – нищему и серебряную – храмовому прислужнику. Есть боги, нет их, кто знает? Может и пригодится.
Вот и приходилось помнить, когда какой праздник.
Но сегодня народ спешил не в собор, а, скорее всего, на саму площадь, к помосту, над которым возвышался позорный столб, а иногда еще и эшафот. Расправа над преступником, пожалуй, поинтереснее будет, чем любая служба. Благочестивые люди всегда предпочитали видеть не чистое сияние добра, а кровавую победу его над злом.
Плохо, что неблагочестивые тоже – поэтому так трудно отличить одних от других, думал Джофруа, спешно надевая котту и натягивая сапоги. После ночных развлечений, которые не одобрил бы ни один священник, самое время предаться душеспасительным. Опыт показывал, что вторые ничуть не скучнее первых.

* * *

Заполнявшие главную площадь люди были как перезревшее тесто, выползающее из кадки. Теплые и липкие, они окружали со всех сторон, заставляя застрять и отчаяться освободиться.
Хорошо еще, что за свою жизнь Джофруа успел привыкнуть к тесноте, а высокий рост и воинская стать позволяли ему освободить для себя место. Отдавив не один десяток ног и получив не меньше тычков, он сумел подойти к помосту на расстояние, с которого уже можно было разглядеть преступника. Тот стоял спиной к Джофруа, но даже этот вид вызывал смутное беспокойство. Не мог же… Сколько в округе Кэзилхиля было магов?
Напротив преступника расположились трое: священник с умильным выражением лица и чинно сложенными на выпирающем из-под пышных одежд животе руками, высокая женщина с царственной осанкой и горделиво посаженной головой – она поджимала губы, ничем больше не показывая, что испытывает какие-то чувства, – и девушка в скромном платье, без украшений, с гладко зачесанными волосами. Девушка то и дело подносила к губам носовой платок, никак не сочетавшийся с ее внешним видом. Если бы не этот платок с вышитым на нем гербом, никто не узнал бы в его хозяйке Эвсебию Амариа. Разве что фамильные черты могли подсказать, что стоящая рядом женщина приходится ей матерью, но слишком уж по-разному держали себя мать и дочь.
От попыток внимательнее разглядеть всех стоящих на помосте Джофруа отвлек голос священника, привыкшего читать проповеди так, чтобы его слышали все люди, собравшиеся в соборе.
– Имя, которым ты называешься, имя, порожденное народом, живущим в безбожии и разврате, имя, показывающее твою истинную черную сущность, всем известно. Но скажи, как назвал тебя отец, и кем он был!
Преступник отвечал тихо, так, что до Джофруа не долетело не слова, но священник побагровел и крикнул на всю площадь:
– Да как ты смеешь! Так оставайся же ты нераскаянным!
– Не торопитесь, святой отец, – графиня Амариа сделала шаг вперед. Ее голос не надрывался, как голос священника, не был полон ни воодушевления, ни гнева, но звучал громче и четче, разносясь по всей площади. – Человек, известный нам как маг Бальтазаре, приговорен лишь к наказанию кнутом и позорному столбу. У него еще будет время раскаяться в своем злодеянии. Начинайте.
Эвсебия сильнее прижала платок к губам.
На помост взошел человек в ярко-красной одежде и маске палача. Несколько движений – и маг у позорного столба. Еще одно – и спина его обнажена.
Кнут взвился и упал, оставляя полосы на нетронутой коже. Они тут же припухали, будто оставленные горячим железным прутом. Или нет: Джофруа был слишком далеко, чтобы разглядеть, и возникшее у него ощущение, что он стоит едва ли не вплотную к столбу, ничего на самом деле не значило. И все же он видел малейшую дрожь истязаемого тела, слышал выдавливаемые в стоны крики, чувствовал запах крови, прорвавшейся через рассеченную кожу. Он всем телом подавался за полетом кнута, и толпа следовала за ним. За ним двигалась и площадь, и окружающие ее дома, и пронзающий небеса величественный собор. Даже сама земля покачивалась.
Этот плавный затягивающий ритм был сломан воплем. Почти звериный вой разомкнул губы Бальтазаре, когда тот повис в колодках. Джофруа бросился вперед, но тут же получил под дых. В живот ему врезалась голова беснующегося рядом мальчишки, наверняка сбежавшего с учебы – или из мастерской, – чтобы посмотреть на творившееся на площади.
В глазах потемнело, но в голове почти тут же прояснилось.
Друг для Джофруа Бальтазаре или нет, но он сам признавал справедливость графини Амариа. А значит, скорее всего, наказание было действительно заслуженным.
Надо было выбираться из этой взволновавшейся людской массы. Потом уже можно будет походить по тавернам и разузнать, каким было преступление.
Перед глазами Джофруа вновь возникла худая спина, залитая кровью. А еще надо найти выгнанную утром девку…

URL
2012-10-30 в 21:04 

Во избежание.
Упоминающийся девайс выглядел так.

а

URL
2012-10-30 в 21:48 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Это было прекрасно. Правда. И как выглядит девайс тоже знаю, я много читала по этой теме. описано прекрасно. Ничего лишнего, но в тоже время море эмоций. Автор, еще немного и я в вас влюблюсь.
С нетерпением буду ждать продолжения.

2012-10-30 в 21:52 

Lilith_Darkmoon, спасибо.

а

URL
2012-10-31 в 19:59 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Что в имени твоём?!...что же там с именем?
Весьма интересно.

2012-10-31 в 20:03 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Arkeean, надеюсь, что интрига.

2012-10-31 в 20:20 

Эмм, я бы не стала так надеяться. Автор и читатели знают только то, что знает Жуков. А Бальзак шифруется от всех и вся, что понятно, учитывая его необычную...профессию. А вообще, это был один из обоснуев с именами.

а

URL
2012-10-31 в 21:35 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Кстати, а можно будет потом узнать и сам обоснуй?

2012-10-31 в 22:12 

А это не очевидно? Отлично, плохой я аффтырь.

а) Английские и французские имена — следствие завоевания. Потомки победителей — аристократия — носят французские имена. Потомки побежденных — английские. Локкорб — выходец из низов. Если хотите, можете видеть здесь аллюзию на нормандское завоевание Англии.
б) Итальянские имена принадлежат какому-то абсолютно постороннему народу, с которым, по всей видимости, королевство, в котором происходит действие, конфликтует. Или, что мне кажется более вероятным, в стране, населенной этим народом, происходят какие-то события, неодобряемые священниками. Псевдоним Бальтазаре взял эпатажа ради: "маги, эти забавные игрушки богатых дам" просто должны казаться эксцентричными, чтобы привлекать клиентуру.

URL
2012-10-31 в 23:26 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, мне интересно что же сказал маг у столба. А что бы я сказал? :hmm:

Не совсем понятно...почему же воин самоустранился в данной ситуации.

2012-10-31 в 23:45 

Arkeean, поверьте, мне тоже. Но я предпочитаю считать, что являюсь даже в самостоятельно придуманном мире не всемогущим божеством, а сторонним наблюдателем. Мое дело — следить за тем, чтобы сгенерированное подсознанием казалось логичным, и только. Возможно, я сейчас выгляжу глупо и кажусь слишком пафосной, но это мой метод, увы.

А вы бы что сделали на его месте? Бросились освобождать преступника, не зная ничего о его преступлении? В толпе, в присутствии представителей власти?

а

URL
2012-11-01 в 08:43 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
я конечно не Жуков, но наверное дождалась бы окончания наказания,а затем занялась бы обработкой ран,ну и по бальской традиции поинтересовалсь "ну и зачем".

2012-11-01 в 09:48 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, дайте я пожму Вам руку. Наблюдения и мелкие \тонкие\ корректировки.

У каждого свои методы продумывания плана. Но вот сублимировать своё состояние по средством девушки...

2012-11-01 в 21:44 

Lilith_Darkmoon, не думаю, что в данном случае это было бы...целесообразно, поскольку о том, каким было преступление, Жуков ничего не знает, не знает, сколько продлится наказание, что за этим последует. И не ловит ли стража сообщников.
Кроме того, он не может определиться со своим отношением к Бальзаку, а действовать из чистого гуманизма вряд ли будет. Не то время, не та судьба, не тот характер.

*протягивает руку* Arkeean, девушки? Это графской дочери? А с чего вы взяли, что ее чувства каким-то образом соответствуют моим?

URL
2012-11-01 в 21:51 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
сколько продлится наказание ой, кстати да.. А какое там время года? Интуиция подсказывает, что неподвижность в теплое время года чревато еще и насекомыми... Да, я зануда.
Ну, с точки зрения здравого смысла, Жуков конечно прав.
Ладно, буду с интересом ждать того момента, когда Жуков выяснит, что же такого сделал маг. Интересно же... Да и определения с отношением тоже.

2012-11-01 в 21:58 

Lilith_Darkmoon, лично мне видится скорее ранняя осень.
А насекомые — это не занудство, это реализмЪ. Который может быть, а может и не быть. Я, оставляя за собой право на условность, в некоторой степени на него претендую. Другое дело, что мы с вами (читателями) все видим с точки зрения Жукова.

URL
2012-11-02 в 20:23 

Эта часть маловата, но следующая обещает восполнить все недостающее.

В таверне собралась половина города – беднейшая половина, конечно. Графиня Амариа со своим окружением сейчас наверняка вкушала изысканные блюда, одним взглядом останавливая рыцарей, готовых уронить кусок жирного мяса под стол или выпить роковой кубок вина, после которого слугам пришлось бы выносить их из пиршественного зала на себе.
Здесь же о таких мелочах никто не заботился: ноги соседа Джофруа располагались прямо на его неудачливом предшественнике, переоценившем свои силы и не совладавшем с опутывающей магией подаваемого здесь пива. Хозяйка, румяная полногрудая молодуха, разливала его с ловкостью жонглера. Быстрее ее рук двигался только ее же язык, и свежие сплетни разлетались куда стремительнее оббитых кружек.
– А она, ишь, чуть не ревела, когда его бить стали, – сообщила она куда-то в сторону, одновременно сунув сидящему рядом с Джофруа ремесленнику дымящуюся миску.
– Это Эвсебия-то? – непривычное имя тот выговаривал с трудом, но обсудить произошедшее днем ему не терпелось.
Когда хозяйка с необычайной для ее форм легкостью проскользнула мимо, он повернулся к Джофруа и важно заявил:
– Как есть врет!
– Врет?
На Джофруа уставились простодушные, но по-своему проницательные голубые глаза. Ремесленник был стар – наверняка в его мастерской уже вовсю хозяйничал его старший сын, позволяя отцу то и дело бросать работу и отправляться бродить по городу в поисках свежих новостей. А еще он повидал жизнь, и все, о чем он мог рассказать, встречал уже не раз. Послушать стоило.
– Ты знаешь Эвсебию, сэр рыцарь?
– Не имею удовольствия…
– Это ты хорошо сказал – удовольствия. Девка в самую пору вошла. Ее б замуж отдать, но графиня все жалеет. Ты не подумай, она баба умная, да только… У тебя дети есть?
– Нет.
– Вот женишься, заведешь – намучаешься. Дочери особливо горазды родителей за нос водить. А Эвсебии больно уж тяжко ее девичество. Смекаешь, к чему все дело идет?
– Объясни, добрый человек.
– Видел, как сегодня на площади мага кнутом били?
Джофруа нетерпеливо кивнул. Неторопливая речь старика его ужасно раздражала. Что бы там не произошло, горожан это волновало не больше, чем представление, устроенное бродячими актерами на ярмарке. Посмотреть, посудачить день-другой за ужином и забыть.
– Эвсебия на него, значит, глаз положила. Сам знаешь, господские дочки дурные – нет бы хорошего мужика искать, рыцаря там какого… Да хоть кузнеца! Тот хоть им не ровня, да зато мужик как мужик! Так нет, все с ума сходят по тощим и на рожу смазливым. А он ей, получается, отказал. Она, конечно, сама виновата – девка в здравом уме мага в постель не потянет – но изобиделась крепко. Сначала уговорить пыталась: только мать уедет, она бегом к нему. А как поняла, что зря перед ним расстилается, злобу затаила и отомстить поклялась. Графиня возвращается, а Эвсебия к ней. Так мол, говорит, и так, соблазнил и бросил. А его в город принесло – тут-то его и сцапали.
– Зачем же она себя оговорила, почтенный? – удивился Джофруа.
– А, – махнул рукой старик, – знает, небось, что с ее деньгами да землями ее хоть какую замуж возьмут, хоть с войском она переночует. Мать поругает-поругает, да и простит. А мага теперь и к нам в город не пустят, и из других погонят, чтобы с графиней не ссориться. Все это знают.
– И что же никто графине правду не скажет?
– А ты пойдешь матери говорить, что ее дитя ей в глаза врет, да еще на невиновного клевещет? Если пойдешь – дурак ты, сэр рыцарь.
«Может и дурак, – думал Джофруа ночью, ворочаясь в постели, – но что было на самом деле, узнаю». Даже если лорд Локкорб его потом прогонит. А может и поблагодарит. Неизвестно, что хуже: расстроить его брак или сосватать ему такую девицу, как Эвсебия.
Да и Бальтазаре… Характер у него был нелегкий, и с дочерями благородных семейств он, возможно, обращаться не умел, но позорным столбом и поркой кнутом за такое не наказывают. Или жители Кэзилхиля ошибались, а права была графиня Амариа, материнским сердцем чувствующая, что ее дочь не лжет? Недаром Бальтазаре разозлился – теперь Джофруа был в этом уверен – когда услышал имя Эвсебии. Не хотел, чтобы кто-то еще на нее засматривался? Или все же думал, как от нее отделаться?
Или тогда он не подозревал о ее намерениях, а сердился на нее из-за чего-то другого?
И почему бы, в конце концов, просто не спросить его об этом? Конечно, он рассердится, скажет какую-нибудь гадость, может даже пощечину дать – давно уже пора, если честно, Джофруа ждал ее сразу после поцелуя – но у человека, который смог стать магом и жить этим сложным ремеслом, хватит ума и понять, что у него не просто так про девушек спрашивают, а помочь хотят.
Как помочь? Наверняка Бальтазаре, насмешливо улыбаясь, потребует это сказать, а ведь Джофруа об этом даже не думал. Что простой рыцарь может сделать против графской дочки? Как доказать ее вину, если она, конечно, виновата? А она виновата. Просто не может быть, чтобы оказалось иначе! Бальтазаре любит только мужчин. Любит только…
Все это неважно. Сейчас надо только оказаться рядом с ним. Подойти, посмотреть ему в глаза – и все решится само собой. А пока что спать. Чтобы завтра чувствовать себя сильным. Завтра, когда Джофруа вернется в до боли знакомые развалины. На этот раз на коне, в доспехах и с оружием в руках. Готовый не просить о помощи, а предлагать ее. И пусть только хоть кто-то попробует ему помешать – даже сам Бальтазаре.
Где-то во дворе заржала лошадь. Похоже, не только Джофруа здесь не терпелось отправиться в путь.

URL
2012-11-02 в 20:30 

.фрэнк
Пойдем со мной! Я подарю тебе свой мир, но только не земной.
Автор, вы чудо. Вдохновенья вам и побольше, побольше.

2012-11-02 в 20:32 

.фрэнк, спасибо.

URL
2012-11-02 в 21:12 

Да, кстати, раз я хронически забываю подписываться, вопрос к администрации. Могу ли я публично открыться сейчас (как-то пропустила, будет ли у нас еще конкурс)?

а

URL
2012-11-02 в 23:40 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
О,ситуация проясняется и запутывается.Если все дело только в графской дочери,то маг еще легко отделался (условно легко) ибо месть отвергнутой страшна.Кстати а приворотное зелье упомянутое раньше было по душу мага?а оно вообще сработало бы на того кто его делал?Буду ждать продолжения.

2012-11-02 в 23:44 

Видимо, не сработало, раз он ей отказал.

а

URL
2012-11-03 в 10:51 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, нет, я не про неё.
Я про мысли рыцаря о подмене мага на продажную девку.

Ждём-с ещё... Это был весьма вкусный кусочек мыслей.

2012-11-03 в 15:36 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
ну, видимо не сработало. Но вообще есть вариант, что слухи и реальность не совсем совпадают. Логично было бы, что стараясь приворожить мага, у него самого зелье не покупают. Другое дело, если направлено оно на кого-то другого. А маг, ну.. он был как-бы прикрытием. Тем более есть фактор слухов. Кто-то заметил, что графская дочь часто общается с магом. Пошли слухи. А цель у дочки была другая, не маг....

2012-11-03 в 20:31 

Arkeean, каждый справляется с проблемами в меру своих способностей. Я же не образец для подражания расписываю.

Lilith_Darkmoon, как у вас воображение разыгралось, право.
А вообще, я вполне допускаю, что объектов страсти у прекрасной Эвсебии было несколько. Только не факт, что я про всех напишу.

И да, чтобы читатели не разочаровывались: особых хитросплетений сюжета не обещаю, я бы сказала, он тут до противного прост. Фик задумывался...как это называется? Релейшеншипоцентричным. Таким и получается. Наверное.

а

URL
2012-11-03 в 20:47 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
как у вас воображение разыгралось, право. Ну.. что есть, то есть. Я же фикрайтер, без воображения мне никуда.

Фик задумывался...как это называется? Релейшеншипоцентричным. Таким и получается. Наверное. Что радует, он в той степени релейшеншипоцентричный, где у героев есть внутренний мир, а не просто из разряда "бах и в койку".

2012-11-03 в 21:20 

Lilith_Darkmoon, радует, когда у читателей богатое воображение, но и пугает тоже.

А «бах и в койку» я не пишу. Потому что понимаю, что такого рода фик у меня просто не получится сделать достаточно интересным. И сюжет какой-никакой наваять тоже хочется.

а

URL
2012-11-05 в 19:41 

А вот и наша депрессивненькая продочка.

Если бы только нетерпение могло уменьшать дорогу! Но нет, боги привыкли смеяться над человеком, делая все не так, как он хочет. Когда человек падает с высоты, грозящей быстрой и отвратительной смертью, и мечтает остановить время и хотя бы попытаться спастись, оно ускоряется настолько, что вся жизнь пролетает перед глазами. А когда тянущее ожидание ходит следом и равнодушным взглядом заползает в самую душу, невозможно просто закрыть глаза и убедить себя, что неприятное соседство сейчас прекратится. Кажется, что оно будет длиться вечно.
Джофруа привык всегда осознавать, что и для чего он делает, чтобы в нужный момент быть готовым за все ответить, но если бы кто-то спросил его, как он оказался у полуразрушенного замка, то не услышал бы ничего. Все: сборы и сам путь – были долгими. Непонятно долгими. Даже солнце двигалось по небу быстрее, чем конь сначала по наезженному тракту, а потом меж редких чахлых деревьев. Иначе как объяснить то, что лишь когда остывающий раскаленный диск скрылся за горизонтом, взору открылся расползающийся под ударами ветра и мучительными прикосновениями воды холм?
Джофруа первый раз видел его с этого места – уезжал он, не оглядываясь. И если бы он не знал, что здесь кто-то живет, то никогда не догадался б. Осыпающийся холм, рассыпающийся замок – от кого человек может прятаться в таком месте?
Прятался ли здесь Бальтазаре раньше? Остался ли сейчас? Сам Джофруа умчался бы подальше от места, где пришлось пережить такое унижение, но сейчас какое-то чутье сродни чутью хищника или охотника вело его, подсказывая, что он на правильном пути.
Бальтазаре появился неожиданно – он всегда появлялся неожиданно и только там, где его никто не ждал. Не приходил, не показывался из укрытия, а просто обнаруживался и все. Даже удивительно было узнать, что это никакая не магия, позволяющая возникать на пустом месте или выныривать из внезапно возникших клубов тумана, а всего лишь свойство натуры одного человека.
Он сидел на самом краешке кресла, напряженный, будто боясь пошевелиться. Впрочем, скорее всего, так оно и было – каждое движение причиняло ему боль. Разве что пошевелить губами он мог, ничего не боясь.
– Ты? И?
– Я. Здесь.
– Зачем?
Похоже, Бальтазаре и правда не понимал, зачем. Это было так… странно. Пока Джофруа ехал, ему казалось, что достаточно будет просто вернуться. Возможно, спросить, что же действительно произошло. Но самому что-то объяснять?
– Сам нее знаю. Тогда я пойду.
Осталось только повернуться на пятках – не слишком медленно, чтобы не показать сомнений, и не слишком быстро, чтобы не выдать волнения. Жаль, что сейчас не турнир – все это смотрится лучше, когда на ногах рыцарские шпоры.
– Стой.
Молчание. Еще чего, Джофруа может командовать только лорд Локкорб – и то исключительно за деньги, не нарушая условий договора.
– Для чего ты все же приходил?
– Может, – Джофруа обернулся, чувствуя, что глупо улыбается, – мне жить негде. А тебе даже в твоих жалких остатках замка половина комнат не нужна. Между прочим, я за постой заплатить могу.
– Ну что ж, – Бальтазаре слегка поморщился – похоже, двигаться ему все же пришлось, хотя его поза почти не изменилась, Джофруа был готов в этом поклясться, – живи.

* * *
И они жили. Жили в одном здании, но как будто в разных мирах. Бальтазаре, видимо, решил соприкасаться с реальностью как можно меньше. Он часами просиживал в библиотеке, где беспорядок на столе в дальнем левом углу давно превратился в настоящую разруху, а разложенные с незаметной на первый взгляд аккуратностью книги начинали обрастать паутиной. Просто сидел и смотрел сквозь занимавшую всю стену карту звездного неба, на которую суетливые мухи добавляли новые созвездия.
Джофруа всеми силами сопротивлялся упадку и разложению, постепенно отвоевывающим то, что не досталось им, когда замок бросили первые хозяева. Он не привык заботиться о себе самостоятельно, самостоятельно принимать решения: сначала он всегда подчинялся отцу, а потом – людям, на которых работал, – но его природная воля к жизни и желание быть самому себе хозяином все же взяли свое. Мысль, что сейчас не придется ни перед кем отвечать, пьянила и окрыляла одновременно.
То есть, конечно, сейчас нужно было отвечать перед Бальтазаре, но тот этого не требовал – просто привел к потайной комнатке, где хранились деньги, и сказал, что продаст тело Джофруа знакомому некроманту, если оттуда что-то исчезнет просто так.
Это прозвучало так привычно, будто говорил Бальтазаре, который существовал до позорного столба на главной площади Кэзилхиля. Но радоваться было рано. Шутить маг перестал, даже недовольство свое выражал, просто делая замечания, причем таким безразличным тоном, будто возмущался лишь по необходимости. Во всех остальных случаях он просто молчал.
Разница между ожиданиями и действительностью выводила Джофруа из себя. Он чувствовал, что теряет время и что-то постоянно упускает, но никак не мог сообразить, что именно. Что-то должно было произойти – что-то, что навсегда изменило бы их отношения, но оно не происходило. Возможно, стоило что-то предпринять, но Джофруа просто боялся. Теперь ему важнее было сохранить расположение Бальтазаре, чем лорда Локкорба, но что для этого надо было сделать, понять не удалось. Одно становилось ясно: если что-то не изменится, они настолько привыкнут к молчаливому присутствию друг друга, что предпочтут обходиться и вовсе без него.

* * *
Была ночь. Свет луны проникал через сломанные ставни, натыкаясь на острые углы и рисуя на полу настолько причудливые образы, что самое больное воображение не могло запечатлеть их в кошмарах. С улицы – из леса, который начинался сразу за обломками древних стен – доносились тихие, и потому особенно пугающие звуки. В воздухе повисло чувство смутной тревоги, прерывая сон, скручивая внутренности и вызывая неясное желание бежать куда-то – куда-нибудь подальше. И искать, искать что-то, что может принести покой. Покой – или цель, ведь человек, старающийся чего-то достигнуть, гораздо спокойнее, чем мечущийся беспорядочно, не зная, что ему надо.
Джофруа встал и, не в силах сопротивляться мороку, выбрел из комнаты. Его вела чужая воля, нервная и неровная, мечущаяся и беспорядочная. Тот, от кого исходил зов, похоже, сам не понимал, что делает, или не мог себя контролировать. И, тем не менее, это был сильный маг, способный подчинить себе человеческое существо.
Поэтому было нетрудно догадаться, где закончится путь. Волны магической энергии, встретившиеся Джофруа по дороге, были не менее осязаемы, чем сильные порывы ветра или даже морские волны, но там, откуда они расходились, было неожиданно спокойно.
Бальтазаре лежал, ничего не замечая, запутавшись в простынях и сжав зубы на уголке подушки. Он не шевелился и даже, казалось, не дышал, но его тело было настолько напряжено, что никто не принял бы его за спящего.
Джофруа робко присел на край кровати, но, так ничего не дождавшись, потянул на себя край простыни. Она неожиданно легко соскользнула, оставшись в руках беспорядочными складками. Бальтазаре отпустил подушку и поднял голову. Застывшее на его лице выражение муки подействовало сильнее всякой магии.
Тело Бальтазаре было твердым и хрупким, как приборы, расставленные по всей библиотеке. Его страшно было посильнее сжать в объятьях, и в то же время так хотелось это сделать. А дальше... Что? Не набрасываться же на него, как трактирную девку. Не сейчас, когда ему так плохо.
Некоторое время они просто сидели, прижавшись друг к другу. А потом Джофруа заговорил, чувствуя себя последним идиотом. Что именно он говорил, он сам плохо понимал. Пытался утешить, успокоить, что-то обещал.
Его бессмысленный и спутанный шепот был прерван захлебнувшимся криком:
– Прекрати!..
Видеть, как Бальтазаре плачет, было просто неестественно. Он низко опустил голову и тихо вздрагивал, позволяя слезам стекать по лицу и капать с подбородка.
Джофруа только открыл рот и был тут же остановлен:
– Нет. Ничего не говори. Я сейчас…
И опять повисло молчание. Оно поглощало едва слышные всхлипы, прерывистое дыхание Бальтазаре и учащенно-тяжелое – Джофруа, скрип старой кровати, с трудом выдерживающей вес даже двух почти неподвижных тел – так белый поглощает все остальные цвета.
Солоноватые дорожки, оставленные на щеках иссякающими слезами, казались чем-то неправильным. Их просто необходимо было стереть. И, раз у Бальтазаре для этого не осталось сил, Джофруа решился сделать это сам. Выглядевший невинным, почти братским поцелуй в щеку превратился животную ласку. Ум пытался сообразить, через сколько времени кровать окончательно развалится и удобно ли будет повалить Бальтазаре прямо среди обломков.
И вдруг…
– Стой. С чего ты взял, что достоин этого?..
– Чего?
– Меня.
И не хватало сейчас только переругаться. А кое-кому рыдать, похоже, шло больше, чем говорить.
– Чего тебе не хватает?
Стоило большого труда спросить это тихо и спокойно, а не прорычать и не проорать на всю комнату.
Бальтазаре вывернулся из рук Джофруа, резко вскочил с кровати и сделал несколько неуверенных шагов. Тем не менее, голос его был полон решимости:
– Эта тварь… Мало того что она пользовалась моей магией, подставила меня, так еще и смеялась в свой дурацкий платок, когда… Тогда! Ты же только что обещал защищать меня?
Ничего такого Джофруа не помнил, он тогда сам не соображал, что говорит, но все же кивнул.
– Так защити меня. Защити меня от прошлого. Хотя бы от части его.
– Как?
– Я, знаешь ли, тоже безумно хочу посмеяться. Кто знает, вдруг поможет. И мне… И тебе тоже.

URL
2012-11-05 в 20:01 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
И как же они хороши вместе. Проблемная пара но если что-то получится, будет прекрасно. Правда мой тревожный колокольчик сейчас начал надрываться с воплем: "как бы это все не закончилось их гибелью", прецедент есть... Буду надеяться, что у автора этой же мысли не было. И да, автор, это чудесно. Особенно размышления, выдержит ли кровать и стоит ли заваливать в обломки.. В обломки не стоит, учитывая раны на спине...

2012-11-05 в 20:05 

Lilith_Darkmoon, ну, там же некоторое время прошло. Если прямо от столба, то, думается, и не в обломки не стоило бы.

а

URL
2012-11-05 в 20:19 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Согласна, что какое-то время прошло, но, думается, заживление ран дело все равно не быстрое и учитывая, что сам он свои раны обработать нормально не мог, их заживление было долгим и болезненным. И возможно, раны все еще напоминают о себе.

2012-11-05 в 20:22 

.фрэнк
Пойдем со мной! Я подарю тебе свой мир, но только не земной.
В обломки не стоит, учитывая раны на спине...
Да на обломках вообще-то травмоопасно, физические данные Бальтазаре тоже стоит во внимание взять...
Продолжение отличное, очень интересно.

2012-11-05 в 20:27 

Lilith_Darkmoon, логично.
.фрэнк, тоже верно, кстати.

Ах, да, всем похвалившим — спасибо, поругавших вроде пока не вижу.

а

URL
2012-11-05 в 23:50 

Единственный тапок в автора: слишком рациональны Жук и Баль.

URL
2012-11-05 в 23:58 

То, что они больше на инфантило-заботливых похожи, мне говорили. Что слишком этичны, тоже. Но рациональность-то в чем проявляется?

а

URL
2012-11-06 в 00:11 

В речи.

URL
2012-11-06 в 00:18 

Ох... Сама по речи не типирую и другим не верю. После того как меня по ней в Жуковы определили.
А как рациональность в речи проявляется, раз уж на то пошло?

а

URL
2012-11-06 в 00:52 

Слишком законченные фразы. Иррационалы обычно не договаривают. Те, которых я знаю, точно. Всю жизнь прожила с иррациональным родичем.

URL
2012-11-06 в 01:45 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Бальтазаре появился неожиданно – он всегда появлялся неожиданно и только там, где его никто не ждал. Не приходил, не показывался из укрытия, а просто обнаруживался и все. Даже удивительно было узнать, что это никакая не магия, позволяющая возникать на пустом месте или выныривать из внезапно возникших клубов тумана, а всего лишь свойство натуры одного человека.
Воистину так.

просто привел к потайной комнатке, где хранились деньги, и сказал, что продаст тело Джофруа знакомому некроманту, если оттуда что-то исчезнет просто так.
Замечательный подход.

смотрел сквозь занимавшую всю стену карту звездного неба, на которую суетливые мухи добавляли новые созвездия.
Свет луны проникал через сломанные ставни, натыкаясь на острые углы и рисуя на полу настолько причудливые образы, что самое больное воображение не могло запечатлеть их в кошмарах.
*рукоплещет* Оно прекрасно! Такие образы живые.

2012-11-06 в 21:52 

Гость в 00:52, конечно, я ожидала ссылки на какое-нибудь исследование, раз уж мы заговорили о соответствии канону. Но мысль интересная и оснований не лишенная.

Arkeean, спасибо. Осталось не слить все ближе к концу.

а

URL
2012-11-07 в 00:00 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Автор, это да. Частенько замечаю, что или в центре или в конце рассказа происходит что-то непонятное с повествованием. Автор словно торопится непонятно куда и зачем или теряет Музу словно другой человек писать начинает.
Не форсируйте события...но и не торопите.

2012-11-08 в 22:07 

Джофруа сидел за столом и вспоминал все, что Бальтазаре рассказал ему об Эвсебии.
Красивая девушка с мечтательным взглядом. Легко плачет и смеется. Обожает романы об отважных рыцарях, прекрасных дамах и их любви, которую веками прославляли в песнях. И в то же время иногда кидает томные взгляды то на служащих ее матери воинов, то на проходящих через Кэзилхиль менестрелей, то вообще на недавно прибывшего из столицы молодого священника. Словом, даже гнева богов не боится, да вот только и его, и осуждения людей опасаются те, с кем красавица хочет разделить свои грехи.
Осталось понять, как это может помочь Джофруа. Но придумать ничего не получалось.
Шумевшие вокруг люди окончательно сбивали с мысли. Это был один из самых дорогих постоялых дворов в городе, спасибо деньгам лорда Локкорба, но отвлечь могли не только пьяные драки городской бедноты. Мимо стола чинно проплывали степенные купцы, формой похожие на собственные кошельки, и пробегали разодетые в пух и прах дворянские сыновья, готовые содержимым головы поспорить с пустотой сундуков их разоренных отцов. В углу пристроилась перезревшая девица, хихикающая и прикрывающая лицо краем накидки каждый раз, когда на нее смотрел мужчина.
– Не хотела б, чтобы на нее смотрели – не намазывалась бы благовониями так, что рядом с ней дышать невозможно. Кстати, эти черные брови нарисованы не слишком умелой рукой, – раздался сзади смутно знакомый насмешливый голос.
Джофруа оглянулся.
– Нарчессо?
– Он самый. Никогда не знаешь, куда судьба занесет, и кого там встретишь, правда?
Правда. Когда Джофруа, ступая на палубу очередного нагруженного товарами корабля лорда Локкорба, бросил последний взгляд на чужой цветущий берег и на человека, на этом берегу оставшегося, он и не думал, что их пути когда-нибудь смогут снова пересечься.
Проворачивая сомнительную сделку, грозившую превратить в банкротов купцов сразу двух государств, они сработались, даже стали приятелями. Угрюмый северный рыцарь незаметно для себя поддался обаянию казавшегося беззаботным южного… Кем же Нарчессо на самом деле был? Черты лица и иногда манеры выдавали в нем человека благородного происхождения, но свою принадлежность к знатному роду он подтверждать не собирался: говорил, что всего добился сам.
Его одежда была достаточно безвкусно-дорогой, чтобы жены местных рыбаков считали его важным господином, а голос – достаточно приятным, чтобы окна домов в самых богатых кварталах распахивались и на черные лихо растрепанные кудри певца почти непристойной серенады летели цветы и выведенные изящным почерком любовные письма.
Как-то раз, спрятав такое письмо за пазуху, Нарчессо предложил Джофруа зайти вместе с ним. В доме их встретила смуглая красавица в закрытом платье, очень обрадовавшаяся тому, что этим вечером в ее спальне окажутся два гостя вместо одного.
Вот уж воистину народ, живущий в безбожии и разврате. Джофруа тогда все время казалось, что он попал на какой-то непрекращающийся карнавал – настолько все было не так, как должно было быть. В этом странном, вывернутом мире и люди были странные. Может поэтому холодный, сдержанный Бальтазаре взял себе имя, порожденное этим миром?
Мысли о Бальтазаре заставили задуматься о другом. Оказавшись вдали от него – впрочем, какая тут даль: их разделяли крепостные стены Кэзилхиля, преграда, выстроенная руками людей, а значит и преодолимая для человека, но почему-то сейчас значившая особенно много – Джофруа растерял всю свою уверенность. Теперь, в одиночестве шумного города, среди обывателей, живущих повседневными заботами и мелкими надеждами, все произошедшее казалось страшно далеким. Деньги лорда Локкорба, все еще тяготившие карман, явно намеревались вернуться к своему владельцу, как они это делали обычно, но на этот раз еще и хотели увести Джофруа за собой. А еще его мучила совесть, голос которой просыпался так редко, что не давал ни привыкнуть к себе, ни научиться защищаться.
Обмануть лорда Локкорба, изо дня в день откладывающего свое отбытие ко двору, или Бальтазаре, мечущегося бессонными ночами в ожидании мести и – в это хотелось верить – возвращения Джофруа?
Интересно, маги умеют замедлять время? Просто чтобы дать тем, кто защищает их – как глупо звучит, не хватало только поклясться одержать победу в честь Бальтазаре, – возможность оглядеться и подумать. Но такой возможности не было. Взбесившее время рвануло, будто его пришпорили, сбросило Джофруа с казавшейся такой широкой спины и умчалось далеко вперед, оставив едва заметный след.
– Эй, что с тобой? – Нарчессо все еще стоял рядом и внимательно смотрел, ухитряясь одновременно заглянуть под покрывало проходящей мимо священницы и небрежно переброситься парой слов с хозяином постоялого двора.
– Да так.
Не рассказывать же все неожиданно встреченному случайному знакомому. Особенно такому, который может счесть это все забавной игрой и вступить в нее, причем не на твоей стороне. Даже если он садится рядом с тобой, принимая вид почтительного слушателя.
– Бабы?
Неизменно галантный Нарчессо, способный назвать окручиваемую им женщину тысячей нежных слов, всегда предпочитал обсуждать любовные дела именно таким тоном.
– С чего ты взял?
– Да у тебя это на лице написано. Что, не дает?
Джофруа пожал плечами – мол, все не так просто. Своим умением держать язык за зубами он мог по праву гордиться, но понимал, что за одним словом всегда следует другое, и ловкому южанину не составит труда ухватиться за одно и вытянуть все.
Хозяин сам, подобострастно улыбаясь и едва не кланяясь, притащил вина – похоже, рассчитывал содрать за него немало денег.
– Нельзя же оставить столь знаменательную встречу без хорошей гулянки! – воскликнул Нарчессо, потрясая своим кубком, как великий полководец – оружием.
– Я буду пить не больше тебя. К слову, давно это ты разбогател? – Джофруа был полон подозрений. Где-то на краешке сознания мелькнула мысль о том, что сейчас не время пить вообще, но слишком уж пленительным казалось забвение, обещаемое волшебной пурпурной жидкостью.
– Я не разбогател. Это – последние.
Новенький золотой, отправленный в полет легким движением руки, оказался у хозяина. Монета мягко блеснула, и тот же блеск проскользнул по лицу Нарчессо, замерев ярким пятнышком на его удивительно белых зубах, обнаженных в хитрой и хищной улыбке.

* * *

– Какие же все-таки северяне слабые!
Нарчессо хлопнул порозовевшую девицу пониже спины, учтиво открывая перед ней дверь. Хозяйская дочка – кажется, это была она – бросила на него томный взгляд и послушно скрылась.
– Ага, наши предки не хлестали эту виноградную гадость с утра до ночи… – Джофруа поморщился, чувствуя, что невидимые обручи сжимают его голову, будто она и есть бочка с «виноградной гадостью». – Стой. Что я говорил вчера?
– О, – Нарчессо был так жизнерадостен, будто и не пил вчера. – Много всего интересного. Не будь ты моим другом, я бы уже был у графини и рассказывал ей, что ее дочери собирается мстить один никому не известный рыцарь, наемник лорда-выскочки. Мстить за обиду, нанесенную любовнику этого рыцаря. Но я подумаю о том, чтобы не причинять несчастной женщине страданий, заставляя выслушивать такие мерзости.
Джофруа сел на кровати. Конечно, следовало просто вскочить и придушить гаденыша на месте, но каждое движение так отдавалось в ставшей огромной и очень чувствительной голове.
– Чего ты хочешь?
– Сразу к делу? Чудно. Есть у меня одна мыслишка…

URL
2012-11-09 в 19:11 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Это прекрасно. Правда, как-то на уровне инстинктов, я не доверяю этому дюже активному и жизнерадостному, но если у него есть мысли, флаг ему в руки. Посмотрим, что из этого выйдет. Спасибо за продолжение

2012-11-09 в 21:29 

Lilith_Darkmoon, это хорошо, что не доверяете. ГГ ему тоже не доверяет. Зря или нет — посмотрим.

а

URL
2012-11-09 в 21:52 

я ожидала ссылки на какое-нибудь исследование

Кидаю ссылочку lib.rus.ec/b/99472/read.
Там очень ярко показано, как речь рационала отличается от иррациональной речи. Причем показано на примерах.

URL
2012-11-09 в 21:57 

Гость 21:52, ок, спасибо, почитаю.

а

URL
2012-11-09 в 22:13 

спасибо, почитаю.
Не за что. Я тоже прочитала, а потом сравнила, - на самом деле слишком рациональны ваши ЖукоБали.

URL
2012-11-09 в 22:27 

Гость в 22:13, нашла нужный момент, сравнила... По-моему, если учитывать влияние не только ТИМа, но и ситуации, у меня все вполне приемлемо. Тем более, например, этот кусочек:
– Ты? И?
– Я. Здесь.
– Зачем?

— состоит полностью из незаконченных фраз, но не выглядит как сообщение... желающей... выделиться... девочки...

а

URL
2012-11-09 в 22:31 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Гость 22.13, а, как говорится не для протокола, кто у вас любимые ТИМы?

2012-11-09 в 22:40 

А мне что-то стало интересно, какой ТИМ у самого Гостя 22:13.

а

Пы. Сы. Мы ведь еще не оффтопим, да? Восприятие читателем определенного ТИМа фичка по соционике прямо относится к этому фичку.

URL
2012-11-09 в 22:43 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Мы ведь еще не оффтопим, да? Мы обсуждаем фик и вещи, связанные с соционикой.

2012-11-12 в 01:23 

Автор слегка убился ап стену нехватку свободного времени, так что этот кусок очень маленький. Надеюсь, следующий рывок (возможно, последний) будет более мощным.


– Я, конечно, собираю человеческие черепа и никогда не откажусь от парочки новых, но… Не уверен, что смогу снять ваши головы с пик, на которые их насадит леди Амариа.
Бальтазаре зябко поежился. Вряд ли от отвращения: выбранный ими дом был безопасным, но никак не уютным. Ветер бесцеремонно влезал во все щели в стенах, и оставалось только надеяться, что он позже не полетит доносить графине обо всем услышанном.
Нарчессо, вычурная одежда которого могла согреть кому-то душу, но никак не тело, на мгновение остановился, перестав быстро расхаживать по комнате в попытках поймать хоть кусочек убегающего тепла, и ответил:
– Не забывай, ты тоже в этом участвуешь, – кивок в сторону Джофруа. – Если что, вы погибнете вместе. И, боюсь, про вашу любовь песен не сложат.
– Попытаться спастись, пусть и бросив вас, – мой долг перед человечеством. Мои знания и разум ценнее ваших тушек.
– И это меня называют самодовольным наглецом! – обиделся Нарчессо.
– Я всего лишь говорю правду.
– Хватит вам! – рассердился Джофруа. – Нас еще не схватили.
– Еще. Но раз уж это входит в ваши планы…
– Если придумал что-то лучше, – на этот раз вспылил Нарчессо, – предлагай.
– Да куда уж мне. Мое дело предупредить, что идея глупая, а воплощение ее ни к чему хорошему не приведет.
– Молчи!
– Молчу, – неожиданно спокойно согласился Бальтазаре.

* * *
Нарядные горожане важно проплывали мимо. Чистыми казались не только их одежды и лица, но и все вокруг: деревья, которые с листьями будто бы скинули и пару веков, камни мостовой, поблескивавшие своими гладкими боками, отшлифованными тысячей ног, небо, умывшееся прошедшим ночью дождем.
Кружева на платье графини Амариа слепили белизной. Бальтазаре, завидев ее, чуть не сравнялся с ними цветом, и шепнул Джофруа, что среди окружающих ее людей наверняка найдется парочка магов, способных видеть сквозь чары.
Тем не менее, никто не собирался арестовывать странную парочку, тихо прижимавшуюся к ограде собора.
Графиня глядела вокруг не высокомерно, но с достоинством, то и дело приветственно кивая в ответ на поклоны окружающих. Двигалась она плавно, но решительно, и казалось, что все ее жесты были выверены лучшими математиками государства. Эвсебии такого никогда не достичь…
– Смотри-ка, – зло шепнул Бальтазаре, завидев графскую дочку, – идет без всякого присмотра, будто недавно не опозорила семью.
Конечно, он считал, что Эвсебии следовало бы ходить только в кандалах и в сопровождении тюремной стражи, но кое-что говорило о том, что она и в самом деле опять пользуется доверием матери: рядом с ней гордо шагал сияющий Нарчессо.
Они старательно делали вид, что не знакомы друг с другом, но иногда она все же поворачивала голову так, чтобы трогательно хрупкие ключицы, прикрытые только ниткой мелкого жемчуга, вырисовывались чуть четче, и что-то еле слышно говорила. Нарчессо в ответ довольно улыбался и бросал на Эвсебию пылкие взгляды.
Все это было уже на грани приличий, если вспомнить, что да начала службы они еще не были знакомы, но никто вокруг не обращал на них внимания. Они на остальных, впрочем, тоже.
Наконец толпа добралась до ворот и разделилась на несколько потоков, двинувшихся в разные стороны. Эвсебия остановилась, тревожно огляделась по сторонам, и отколола цветок от платья. Нарчессо чуть придвинулся к ней и осторожно коснулся нежных лепестков. На мгновение их пальцы соприкоснулись, и Эвсебия отошла, стараясь сохранять невозмутимое выражение лица. В руках у нее уже не было никакого цветка.

* * *
– Я влюблен! – Нарчессо швырнул цветок на стол, за которым, погрузившись в книгу, сидел Бальтазаре.
– Не кидайся в меня всякой гадостью. Тогда я, может быть, подарю тебе парочку змей, раз уж ты их так любишь.
– Ты влюблен по-настоящему – или как во всех остальных твоих девок? – нахмурился Джофруа.
– А я во всех них влюблен по-настоящему! Меня на всех хватит!
– Значит, – недоверчиво сощурился Бальтазаре, – ты не отказываешься сделать то, что сам придумал.
– О! – Нарчессо раскинул руки, словно раскрывая объятия невидимой любовнице. – Я об этом просто мечтаю!

URL
2012-11-12 в 01:43 

кто у вас любимые ТИМы?
Все инфантилы и заботливые.
А мне что-то стало интересно, какой ТИМ у самого Гостя 22:13.
Подозрение на Дона. Правда, слишком тихого для экстраверта.

Гость-придира.

URL
2012-11-12 в 01:45 

Да, прошу прощенья за задержку, меня 3 дня не было дома.

Опять-таки Гость-придира.

URL
2012-11-12 в 02:05 

Подозрение на Дона. Правда, слишком тихого для экстраверта.
Оффтопом: экстраверсия - это не тихо/громко, общительно/необщительно, это восприятие мира. И ещё - для Дона нормально считать себя интровертом, потому что болевая создаёт проблемы. Как Дон вам говорю.)
Автор, спасибо за продолжение.)

URL
2012-11-12 в 18:15 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Все инфантилы и заботливые. собственно, я так и подумала.

Автор, спасибо за продолжение. Буду ждать новую часть. Надеюсь, что не последнюю, так как так быстро можно устроить только трагическую смерть всех героев. А хотелось бы чтобы они хоть раз поцеловались. Но желательно и не только.

2012-11-12 в 18:16 

для Дона нормально считать себя интровертом
Раньше считала, потом поняла, что могу быть экстравертом.

URL
2012-11-12 в 20:06 

Тоже приходилось встречать Донов, похожих на интровертов.
Гость в 02:05, вы уже задействовали БЛ и поняли, что я на это отвечаю?) Да-да, вам спасибо, что читаете.
Lilith_Darkmoon, в жизни и без смерти достаточно быстрых гадостей, ну правда.

а

URL
2012-11-15 в 20:53 

Что-то опять слишком уж сжато...


Пальцы нащупали уютно-теплую, чуть шероховатую поверхность двери. Дверь была дубовая, такая же мощная и надежная, как и дерево, из которого ее сделали. Здесь, в темноте узкого коридора, в трепете мечущихся отсветов факела, хотелось схватиться за что-то постоянное и основательное, даже если это всего лишь обработанный кусок дерева.
Звуки, доносившиеся из-за двери, пугающе сочетались с мельканием язычков пламени, напоминая о представлениях труппы бродячих актеров, пытающихся запугать своих невежественных зрителей картинами иных миров, в которые попадали души грешников после смерти. Женские стоны, раздающиеся из самого темного угла балагана всегда почему-то заставляли толпу одновременно рваться к их источнику и отшатываться от него.
Сейчас, правда, это были не стоны боли, да и женщина не играла, но Джофруа не мог понять, чего ему больше хочется: распахнуть дверь и вломиться в комнату или оказаться как можно дальше отсюда. Первое больше соответствовало их замыслам, второе было куда благоразумнее.
Бальтазаре несколько раз повторил, перед тем как уйти, что ничего хорошего из задуманного не выйдет, и еще раз предупредил, что будет прежде всего спасаться сам. Хоть он считал саму идею дурацкой, а ее воплощение – просто безумным, но участвовать в нем не отказался. И даже позволял себе на что-то надеяться, хоть и отчаянно это скрывал.
Сейчас он блуждал где-то в недрах кэзилхильского замка, ночью казавшегося особенно огромным, способным навсегда поглотить парочку непрошенных гостей.
Стоны за дверью стихли. Кажется, пока что все идет как надо. Но стоять здесь и ждать… До чего же вы опустились, сэр рыцарь!
Время шло – точнее, ползло, подобно огромной змее, завораживающей жертву танцем своих смертоносных колец. Джофруа чувствовал, что тело его затекает, но не мог заставить себя шевелиться, боясь, что одно его движение разбудит всех вокруг. Он никогда еще не чувствовал себя таким громоздким и неуклюжим.
Наконец вдали зазвучали шаги. Тихие, крадущиеся – Бальтазаре, и легкие, но четкие и уверенные… О боги!
Графиня Амариа была бледна и слегка напугана, одевалась она в явной спешке, но даже это не мешало ей быть преисполненной достоинства. Нож в руке Бальтазаре мешал этой гордой женщине в полной мере выражать свое негодование, но взгляд ее говорил, что при необходимости она не сомневаясь будет бороться с двумя мужчинами.
Точнее, с тремя: дверь приоткрылась, в коридор выглянул обнаженный по пояс Нарчессо и сказал:
– Эй, вы где там? Все уже давно готово.
Лишь теперь графиня поняла, куда ведет коридор, и побледнела еще больше.
– Что все это..? – как и все остальные, она говорила шепотом, но сейчас ее голос чуть не сорвался на крик.
– Все в порядке, миледи, – Бальтазаре предостерегающе поднял руку. – Мы не собираемся причинять ни вам, ни вашей дочери никакого вреда. Все, что от нее требовалось, она сделала сама. Заходите.
Нарчессо распахнул дверь и склонился в шутливом полупоклоне.
В комнате стоял слабый запах благовоний. Эвсебия лежала на кровати, вся в сладкой истоме, прикрыв веки и кутаясь в одеяло. Неясный свет придавал ее чертам особую мягкость, а очертания стройного девичьего тела, угадывающиеся под тонкой нижней одеждой, не давали возможности усомниться в ее невинности.
Пока Джофруа, завороженный, наблюдал за открывшейся ему дивной картиной, графиня Амариа вскрикнула, на этот раз в голос, а Нарчессо опустился перед ней на колени.
– Матушка?
Огромные глаза Эвсебии распахнулись, и она вскочила, в ужасе уставившись на мать и не сразу заметив вошедших вместе с ней двоих людей.
– А это кто?!
Бальтазаре сделал шаг вперед, выйдя из тени и оказавшись рядом с кроватью. Он указал на красневшее на простынях кровавое пятно.
– Поздравляю, миледи, ваша дочь сегодня стала женщиной. Точнее, ее сделал женщиной человек, который сейчас смиренно ждет вашего внимания.
Нарчессо нахально подмигнул пораженной графине, не вставая с колен.
– В честь столь радостного события, – продолжил Бальтазаре, – я хочу, чтобы вы еще раз подумали над вынесенным мне приговором.
Леди Амариа не сразу смогла разомкнуть дрожащие губы. Она еще отказывалась поверить в произошедшее – и, наконец, решилась.
– Как ты могла?! Как ты могла сначала оболгать этого человека, а потом уже на самом деле опозорить себя? Эвсебия! Отвечай!
Эвсебия сначала опустила глаза, а потом внимательно посмотрела на всех присутствующих. В ее взгляде полыхала ненависть.
Нарчессо нарочито тихо вздохнул, привлекая к себе внимание.
– После сегодняшней ночи только и остается, что соединить любящие сердца узами брака! Я готов загладить свою вину, миледи. Я же все-таки… Дворянин.
– Как ты смеешь?! – Эвсебия кричала слишком громко, и это не придавало убедительности ее словам. – Я наследница Амариа! Ты – никто! Чужеземец!
– Как в постель идти, так хорош был, – ничуть не смутился Нарчессо, – а как замуж – сразу плох стал?
– Большего ты и не заслуживаешь, – выдохнула графиня, скривив губы. – Что ж, сэр, я отдам вам свою дочь. Обсудим это утром, а сейчас соизвольте покинуть ее спальню.
Она развернулась резко, как лучший солдат ополчения, и вышла, едва ли не маршируя. Мужчины гуськом последовали за ней.
– Теперь вы, – торжественно объявила графиня, когда дверь с громким стуком захлопнулась. – Маг Бальтазаре, то, что вы сделали, заслуживает кнута, но не изгнания. Будем считать, что за свой поступок вы уже ответили. И вы, неизвестный мне рыцарь.
Не успел Джофруа сообразить, стоит ли называть свое имя, графиня продолжила:
– Знать вас не хочу. И если после завтрашнего утра вы окажетесь на моих землях, пеняйте на себя.
* * *
Когда они вышли из города, Бальтазаре выругался себе под нос.
– Если бы мы там не появились…
– Со мной ты не поедешь, правда? Жалеешь, что нам придется расстаться?
Джофруа уверенно притянул своего – теперь точно своего – мага к себе.
Бальтазаре только презрительно хмыкнул и прижался к нему еще сильнее.
– У нас есть время. До утра.

URL
2012-11-15 в 21:36 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
неплохо, но жаль, что сжато. Хотелось бы побольше эмоций и того, что до утра. В любом случае, спасибо.

2012-11-15 в 21:40 

Насчет до утра — я еще подумываю об эпилоге.

а

URL
2012-11-15 в 22:37 

А Амариа - кто это по ТИМу?

URL
2012-11-15 в 22:43 

Гость в 22:37, сначала хотелось бы услышать ваши предположения.

а

URL
2012-11-16 в 00:03 

хотелось бы услышать ваши предположения.
Может быть, Дост или Драй?

URL
2012-11-16 в 00:08 

А вообще её слишком мало, чтобы судить достоверно.
Тот же Гость, что в 22.37 и в 00.03.

URL
2012-11-16 в 00:50 

Гость в 00:03, тут можно обратить внимание еще на разговоры о ней.
Достом я ее не вижу вообще. А вот творческую ЧС наблюдаю довольно явную. Графиня стремится навести порядок как в семье, так и в своих владениях, не гнушаясь использовать силу. Чем обусловлена любовь к порядку — БЭ или БЛ — вопрос более сложный. Но если еще вспомнить признаки Рейнина, то скорее можно определить героиню в Максы — аристократизм у нее заметен.

а

URL
2012-11-16 в 01:11 

Белую этику заметно, только почему-то мне кажется, что она базовая.
И да, отношения с Есенкой на активацию мало похожи, на мой взгляд. Это ближе к заказу.

URL
2012-11-16 в 19:03 

Гость в 01:11, а вот мне эта белая этика как-то сомнительной кажется. Тут вопрос, чем руководствуется героиня: какими-то собственными нравственными нормами или представлениями о том, как правильно и должно быть. Мне более вероятным кажется второй вариант.
А вот с отношениями и правда как-то не совсем хорошо получилось. Но, возможно, тут дело не только во взаимодействии двух психотипов.

а

URL
2012-11-21 в 01:16 

Автор сам не понял, что это было. Точнее, понял, что это был эпилог, но и только. Приличного рейтинга нет, увы.

Даже удивительно, что они благополучно добрались до развалин, промчавшись, не разбирая дороги. Прошили темноту, как две стрелы – воздух, и Джофруа хотел бы поглядеть на того, кто рискнет встать у них на пути.
Бальтазаре спрыгнул с коня перед самой дверью своей башни и чуть не свалился, запутавшись в упряжи. Соскочивший следом Джофруа бросился на помощь лишь тогда, когда в ней уже не было необходимости.
– Всегда-то ты опаздываешь, – равнодушно проговорил Бальтазаре, широко распахнув двери и скользнув в них так, будто они были узкой щелью. Джофруа даже заподозрил здесь какую-то магическую ловушку – но нет, ничего.
Выполнять последние условия договора они отправились в другую спальню – не в ту, в которой его заключали. И именно сейчас Джофруа почувствовал, что происходит что-то неправильное. Он привык к тому, чтобы получать плату за свою силу, и к тому, чтобы платить за проведенную ночь, но никогда не думал о том, что ему придется делать это одновременно. К тому же, одно дело – какая-то девка и совсем другое….
Бальтазаре, бредший перед ним ссутулившись и понурив голову, вдруг замер, как будто его обратили в камень. Даже столкнуться с ним оказалось неожиданно больно.
– Что случилось? – Джофруа сам себе не поверил, услышав неподдельный испуг в собственном голосе.
– Ничего. Просто слегка непривычно. Мне много что случалось продавать, но себя – никогда.
– Ты тоже чувствуешь это?
– Что?
– Это неправильно.
– Неправильно? Я всего лишь выполняю свою часть договора. Все честно.
От дикой, готовой воспламениться смеси обиды и желания, восхищения и негодования у Джофруа задрожали пальцы. Задрожали и тут же сомкнулись, как когти хищной птицы, на плечах Бальтазаре. Притянули, заставив испуганно вздохнуть и поморщиться от пронзительной боли.
Джофруа прошептал, почти касаясь губами уха Бальтазаре, и в его шепоте слышалось глухое рычание.
– Завтра утром я уеду отсюда. Навсегда. Мы все равно больше никогда не встретимся. Так что этой ночью я могу делать все, что захочу. И ничто меня не остановит. И никто.
Бальтазаре неловко мотнул головой, то ли желая обернуться и не смея, то ли просто пытаясь убедиться в том, что он еще не настолько скован страхом, чтобы лишиться способности двигаться. Он издал какой-то невнятный звук, но сказать ничего так и не смог.
– Но не буду, – неожиданно продолжил Джофруа. – Ничего против твоей воли… Решай все сам.
Звенящее в воздухе напряжение лопнуло, долгое время поддерживаемый только им Бальтазаре чуть пошатнулся и обмяк в крепких объятиях.
Довести его, растерянного и смущенного, до спальни, было легко. Лишь на кровати он, наконец, стал осознавать произошедшее и спросил, безуспешно стараясь скрыть дрожь в голосе:
– Что я не так рассчитал?
– Ты слишком плохо думаешь о людях.
– О людях невозможно думать слишком плохо. Они хуже даже…
– Заткнись.
Джофруа впился губами в тонкую подставленное ему горло более алчно, чем любое порождение буйной фантазии суеверных крестьян.
Он старался быть осторожным, но Бальтазаре всегда – то ли магией, то ли чем-то еще – будил в нем зверя. Хрупкое, податливое тело в руках дарило ощущение власти, той власти, которую Джофруа никогда не имел, но к которой неосознанно стремился всю жизнь. Особенно приятно было видеть, как заносчивый и холодный маг лишается остатков воли, выгибаясь и крича в голос, уже не принадлежа себе – а значит, отдаваясь тому, кто довел его до такого, – самому на мгновения терять контроль над собой, позволяя себе быть грубым и излишне жестким, и приходить в себя, бережно поглаживая светлую кожу, на которой завтра выступят уродливые синяки.

* * *

Синяков Джофруа так и не увидел. Бальтазаре отказался провожать его, сказав, что слишком измотан.
Путь до Локкорб-холла оказался неожиданно коротким. Слишком коротким, пролетающим под копытами коня гораздо быстрее, чем того хотелось Джофруа. Теперь, когда туманившее ему разум наваждение ослабло – или просто скрылось до поры до времени, – а все произошедшее в Кэзилхиле казалось ночным кошмаром – иногда, правда, очень приятным кошмаром, – неожиданно проснулась совесть. А еще – и, пожалуй, именно он совесть и пробудил – страх за свое будущее. В своих вещах Джофруа нашел мешок с деньгами и, не зная, как их следует воспринимать, все же удержался от того, чтобы швырнуть его в ближайшее болото. Но дело было даже не в деньгах.
Что мог рыцарь без земли и службы? Разве что пойти в разбойники, и тем самым окончательно исключить себя из этого мира, этого общества, где жили порядочные люди, попасть туда, где царили преступники и палачи, скрывающие свои лица под масками. Всего лишь притронувшись к тому миру, Джофруа потерял всякое желание дальше с ним соприкасаться.
Поэтому оставалось только прийти к лорду Локкорбу, что-нибудь солгать и надеяться на… На что?

* * *

У самых ворот Локкорб-холла Джофруа встретилась целая процессия. Похоже, день переезда в столицу настал.
Хозяин замка принял своего блудного рыцаря с доброжелательной улыбкой, плохо скрывающей нетерпение. Она становилась все шире, когда Джофруа рассказывал – рассказывал правду. Признавал свою вину. Предлагал вернуть зря потраченные деньги. В конце чуть даже не попросил прощения.
– Это невероятно! – выслушав все, воскликнул лорд Локкорб. – Такая история стоит этих денег. Мне нужны люди, способные не только обвинить благородную девицу в клевете, но и доказать обвинение ее матери. Кто знает – вдруг кому-нибудь взбредет в голову оклеветать меня. Поклянись, что тогда сделаешь все, чтобы мне помочь!
Джофруа, вне себя от радости, поклялся.
– Даже из столь вредного недостатка как честность, – заключил лорд Локкорб, – можно извлечь немалую пользу.
И Джофруа внутренне с ним согласился.

URL
2012-11-21 в 01:58 

А это ещё не конец?
И вычесать опечатки надо бы.

Всё тот же гость-придира.

URL
2012-11-21 в 02:01 

Гость-придира, слово "эпилог" подразумевает конец.
В опечатки будьте добры ткнуть носом.
Кстати, как вам?

а

URL
2012-11-21 в 02:18 

тонкую подставленное ему горло - тонкое. Средний род.
пойти в разбойники, и тем самым окончательно исключить себя из этого мира - лишняя запятая.

Рейтинг реально низковат. Но Жук нестандартный, как уже было говорено.
Поэтому в общем и целом - :red:

URL
2012-11-21 в 02:19 

Придирчивый гость, как вы понимаете, был в 02:18.

URL
2012-11-21 в 02:46 

О, слово «тонкую» вообще бы выпилить надо... И запятая действительно лишняя.

Рейтинг совсем низкий, но это вообще мой первый какой-никакой рейтинг, внезапно. Я не оправдываюсь, нет.

Спасибо вам, придирчивый гость, за участие.

а

URL
2012-11-21 в 02:53 

Другие читатели тоже могут высказать свое мнение по поводу, кстати. Ну и если кто-то пожелает лицезреть мой дивный лик аватар...

а

URL
2012-11-21 в 03:00 

Я желаю лицезреть.)
Весь текст очень и очень понравился, конец грустноватый, но вообще удачный и в тему. Спасибо вам, автор.)

URL
2012-11-21 в 10:22 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
ну почему грустноватый,каждый получил желаемое,но хотелось бы "жили они долго и счастливо".Впрочем,оно прекрасно само по себе. И.да,*Гюльчатай* автор,откройтесь.

2012-11-21 в 21:26 

Автор скромно интересуется еще раз, не оторвут ли ему голову за публичный деанон до конца тура.

URL
2012-11-21 в 21:37 

Lilith_Darkmoon
Я танцую с богами, Я танцую с ветром. Я пьяный, пьяный и живой. Я танцую с богами, Я живу настоящим. Я свободен, свободен от времени. Я рисую cвою вселенную, как я хочу. (с) Mikelangelo Loconte - Je Dans Avec Les Dieux Mozart
Автор, у меня такое чувство, что администрация просыпается время от времени и не часто. И, ИМХО, не относится к любителям фиков про Бальзаков. Хотя бы потому, что в теле его начисто вычеркнули, хотя он явно один из главных героев. Но указан лишь Жуков. Даже не спрашиваю, почему. Впрочем, дабы не будить лихо, раз оно тихо, откройтесь мне в у-мылку.

2012-11-21 в 21:43 

не оторвут ли ему голову за публичный деанон
*смеясь* Это же не ФБ!! Не оторвут!!

Придира-гость.

URL
2012-11-21 в 21:44 

Ок.
Остальные желающие меня знать (в лице одного человека) — придется вам тут показаться.

а

URL
2012-11-21 в 21:47 

Придира-гость, но здесь тоже немного конкурс. Был когда-то, во всяком случае.

а

URL
2012-11-21 в 21:50 

Кошка Вьюшка
Всё когда-нибудь заканчивается: терпение, нервы, патроны... (с)
Пишите мне в умылку.
Как вы поняли, придира-гость.

2012-11-21 в 23:22 

zebadiah
синий - мой любимый цвет: джинсы, трупы, бухло
нет, голову я отрываю по другим причинам. когда меня будят.
автор, на фесте можно раскрываться до закрытия туров, это действительно не ФБ, как отметили выше.

2012-11-21 в 23:27 

Кикимора Лимнатис
Veni, vidi, fugi.
Чудненько. Буду знать.

ваш автор

2012-11-22 в 00:33 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кикимора Лимнатис,
*торжественно* а я догадывалась!!)))

2012-11-22 в 21:14 

Кикимора Лимнатис
Veni, vidi, fugi.
sillvercat, думаю, «опознавательных знаков» хватало особенно в моей днявочке.

2012-11-22 в 21:21 

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Кикимора Лимнатис,
вот до избранного давно руки не доходили, а вчера вечером я здесь всё прочла одним махом)

2012-11-28 в 00:42 

Arkeean
Bestia Squamatae.
Кикимора Лимнатис, было приятно читать.
И концовка почти не слита...

2012-11-28 в 20:52 

Кикимора Лимнатис
Veni, vidi, fugi.
Arkeean, спасибо.
Это «почти» особенно радует. Хотя да, каюсь, к концу сдала малость.

   

инТИМная летопись соционических оргий

главная