Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:40 

socionicfics
Т14-22 Бальзак. «Я очень умный и осторожный. Я никогда не пойду в подвал под тревожную музыку».

@темы: Бальзак, Т-14, выполненные заявки

URL
Комментарии
2013-02-13 в 16:32 

544 слова.

За стенами дома был май, вернее конец мая, а если точно, то 31 число. Впрочем, температура на улице была под стать дате. Казалось было, стоит открыть окно, как оттуда в дом хлынут раскаленные потоки лавы. Бедный и несчастный кондиционер выхаркивал воздух, который даже остывать не успевал. С каждым часом Бальзак все больше становился похожим на нечто желейное. Он уже умудрился поспать пару-тройку раз, опустошить все запасы колы, лимонада и даже пива в холодильнике, измазать себя льдом и попытаться еще хоть как-то спасти свою шкуру от ада, который творился за стенами родного дома.
Благо темнело, с каждым часом становилось все прохладнее и спокойнее. По телевизору как обычно показывали какой-то шлак не совместимый с реальной жизнью. На улице стали появляться люди, вышедшие из своих убежишь. Почему-то Баля посетила мысль поступить как они и проветрить свою законсервированную бледную тушку. Звонить особо было некому, Его Царственность уехал вместе с коллегами на охоту в честь десятилетия конторы, Есенин активно пытался сдать сессию и в который раз закончить институт, а Гексли, он так вообще уже неделю на звонки не отвечал.
Одному гулять было скучно и как-то нелепо, впрочем сейчас кто угодно подошел бы, даже если помолчать за компанию. Оноре взял телефон и набрал первый номер в своем списке: Габен. Странная компания, почему-то Бальзак был более чем уверен в отказе, собственно так и произошло. А дальше номера по списку, но все словно сговорились. Дела, не в городе и еще какие-то глупости. Ну значит вариантов более не осталось, кроме как достать свой хоррор запас и смотреть с наслаждением фильмы, сценаристы которых обременены интеллектом не были.
Время подходило к часам трем ночи. Жутко захотелось выпить, но холодильник Оноре опустошил еще днем. Благо, Наполеон частенько оставлял в подвале ящик-другой алкогольной продукции, на случай чего. Конечно, после фильмов ужасов было как-то не по себе заходить в подвал глубокой ночью, тем более,что там уже неделю как лопнула лампочка, но Баль убедил себя тем, что как любой взрослый и разумный человек, он боятся не будет. Нажав на паузу, он направился в сторону подвала. Почему-то, казалось словно это помещение издает какие-то странные звуки, мелодия переходящая в достаточно отчетливую и странную музыку. Оноре застыл пред входом.
- Я очень умный и осторожный. - Начал было внушать себе парень. - Я никогда не пойду в подвал под тревожную музыку. - Говорил он достаточно отчетливо, словно пытаясь докричаться до кого-то там, внизу и словно по заказу все стихло, какой-то скрежет, хлюпающие звуки и вот радостная Макарена поднимается вверх по ступенькам и прямиком в уши Бальзака.
Сейчас становилось уже как-то смешно и страшно одновременно. Музыка действительно не была жуткой, даже захотелось спуститься, впрочем, так он и сделал, ведь обещал не ходить под тревожную музыку. Ступеньки словно были в чем-то измазаны также как и поручни. В чем-то склизком, противном, словно застывший пунш или желе. Лампочка в подвале так и не хотела загораться освещая путь. Старый грамофон крутил пластинку с макареной, скрипя и издавая станные звуки. Где-то слышалось шлепанье босых ног по полу, жутковатые смешки и скрежет зубов. Явно испуганный, Баль решил побыстрее закончить со всем этим делом и потянулся было к ящикам с каким-то алкоголем, но вместо этого его коснулось что-то скользкое и холодное.
- Твою мать, твою мать, твою мать! - Бальзак орал как резанный, правда не долго. Свет зажегся освещая компанию из радостных знакомых во главе с Наполеоном. Где-то под потолком висела табличка "С днем рождения!".

URL
2013-02-13 в 16:37 

Silvertongue
Hey, brother, it's time to get up and let go
Мило, но недостаточно крипи-антуражно.

2013-02-20 в 00:48 

IlRei
- тебе со мной интересно? - развяжи меня
бвахахаха хд
очень мило, я посмеялся в подушку
не з

2013-02-26 в 00:51 

Рыцарь Случайного Образа
Внутри меня - миллионы галактик, которых не было. Глаза мои - хамелеоны, настроенные на небо... (с)
я б убил нахуй :lol:

2013-02-26 в 16:34 

И они целый день просидели в подвале?

2013-02-28 в 04:12 

В наличии: 1594 слова.
От автора: Легкая расчлененка.

Это было прекрасное лето, 20ое лето неизменной традиции. Бальзак, Наполеон, Драйзер и Джек с самого детства, были приучены к походам в конце лета. Последние выходные год от года они проводили вместе на природе, без техники, без городских забот. И даже сейчас, когда каждый из них работал, у всех были свои дела, они не оставили данную традицию. Все началось с того, что Джек предложил немного изменить старую традицию, найдя достаточно большой и красивый особняк, увешанный легендами вдоль и поперек. Никто из друзей не нашел в этом ничего странного и пугающего, в конце-концов все уже давно были взрослыми людьми и разнообразить веселье было не самым худшим вариантом развития событий. Рендж Ровер купленный по наказу Драйзера именно для таких поездок, куча разносортной еды и алкоголя и написанные страшные байки, скорее ради того, чтобы пощекотать нервы. Все было готово к хорошим выходным.
- Так вот, о доме, - Начал было вещать Лондон, который итак не закрывал рот, даже под страхом смерти, - Говорят, там жила малышка Лиззи. Милая очаровательная девочка, которая в свои 12 лет осталась без родителей и ей пришлось заботиться самой о себе. Хорошо, что это чудо было обучено грамоте, да и вкус был славный, любила она Штрауса, Баха, да иных классиков. В общем, то, что это я о прошлом. Деревня, всегда обращала на нее внимание, так как с каждым годом она только хорошела. У нее были светлые волосы, прям как у Драя, - Предприниматель отпустив одной рукой руль, небрежно потрепал по голове рядом сидящего Теодора, - Кроме этого, большие голубые глаза и светлая кожа. Куколка. Соответственно, стоило ей подрасти, как она стала завидной невестой для всей деревне, только вот девчонка была такая асоциальная, что никого к себе не подпускала. Без друзей, без ухажеров. Про нее даже слухи стали ходить, мол ведьму-ведьма. Но подтверждения им дать никто не мог. Так вот, однажды на ночь глядя постучался к ней один из местных, в крови весь, изуродованный, с вот такой вот рожей. - Лондон радостно отцепил руль изображая на лице чудовище во всей красе, нарочно пытаясь испугать Бальзака. Собственно реакция поступила от него более чем удовлетворяющая запросом предпринимателя, а вот от Драйзера Джек получил увесистый подзатыльник.
- На дорогу лучше смотри, полоумный, ты же за рулем. - Голос Теодора как обычно был тихим и безэмоциональным, так же как и лицо, которое со смелостью можно было бы обозвать кирпичом. Что нельзя было сказать, о явно довольной царской морде Наполеона, чью руку столь нежно, как тиски, обнимал напуганный Оноре.
Впрочем, дорога до домика была тихой. То ли хранитель благотворно влиял на разговорчивого Лондона, то ли подзатыльник вернул остатки мозга на место, но открывать свой рот Джек более не решался. Парочка же на заднем сиденье явно задремала, утомленная сборами и не только. Приехали же на место друзья ближе к темноте. Дом со стороны выглядел даже более чем прилично, аккуратный, с хорошей каменной кладкой, заросшей плющом и мхом.
- Подъем красавицы, мы на месте! - Радостно закричал Лондон, уже умудрившийся открыть багажник. Теодор в свою очередь разгружал все припасы, собранные словно на год жизни. И в принципе, не было ничего в этом странного и отличавшегося от обычной поездки, разве что крыша над головой, да отсутствие палаток.
Дом оказался открытым, сначала было возникли мысли о наркоманах, но к удивлению никого из данных субъектов и даже их присутствия друзья не обнаружили. Отнюдь. Заросшие паутиной потолки, мебель, накрытая белыми простынями, посеревшими от старости и осевшей пыли. Даже небольшой камин ютился в зале, словно подставка под портрет. Хотелось конечно, сразу упасть на диван, но под пристальным взглядом Хранителя, было решено сначала разгрузить провизию. Когда они закончили со всем этим и даже разожгли камин купленными углями, гаммийцы с чувством удовлетворения устроились на ковре, подле горящего огня, все, кроме слишком бойкого предпринимателя.
- Значит так, граждане, спешу представить Вашему вниманию, неповторимую Элизабет, хозяйку этого дома. - И словно сам тут все и понавешал, сдернул ткань с портрета в полный рост. На нем действительно была изображена девушка ангельской красоты, только вот с каким-то очень агрессивным взглядом. - А сейчас, я продолжу историю. - На сих словах, Лондон уселся в дружеском кругу, начиная повествование. - Местный значит тот, в лесу заблудился, а она что, душенька добрая, приютила парня. Только вот, он не таким простым оказался. Попользовался девчушкой, а ночью глубокой в кровать к ней полез, да трахнул ее, да что там трахнул, изнасиловал с особой жестокостью. Тут-то малышку и понесло. Говорят, что ночью этой из дома как никогда громко раздавалась музыка и женское пение, а паренька больше не видели. Приходили потом и другие, но все как один исчезали в этом доме. - С каждым словом голос Джека становился все более жутким. Оноре же, изображая из себя героя первого плана, старался как можно отчетливее скрывать свой страх за скептичным лицом, но молчал, словно завороженный, как и остальные. - Но жителям деревушки это пришлось не по нраву. И вот, как-то раз вломились они к бедной Лиззи в этот самый дом, поднимая тут все вверх ногами в поисках пропавших, да и девчонки. Только вот словно съехала она, застелила все простынями, прибралась. В общем-то нашли они ее в подвале, всю в крови, рядом с расчлененными трупами и задохнувшуюся от того, что фаланга пальцев одной из жертв застряла поперек горла. Говорят ее труп до сих пор лежит в подвале, а призрак убивает всех мужчин, которые зайдут в дом. - На сим предприниматель сделал глоток сока, расплываясь в голливудской улыбке.
- Чушь! Призраков не бывает. - Критик пытался говорить как можно возмущеннее, но дрожь в голосе скрыть не удавалось. Пожалуй, никто из дружной компании еще не видел Бальзака таким бледным и явно напуганным. Затаилась неловкая тишина, которую прервал звонкий телефон Лондона.
- Эй, мы договаривались, что без техники! - Недовольно завопил громогласный Наполеон, который по просьбе Оноре, молчал всю дорогу.
- Прости, сегодня должен был выпасть крупный контракт. И да...- Джек пролистал сообщение, чуть ли не подпрыгивая в воздухе. - Драйзер, поднимайся! Мы Вас оставим, будем к полуночи, Франция таки собралась обсудить поставку. Ребята, это контракт на миллион. - Слишком бойкий предприниматель, не успел договорить, как уже стоял у двери на пару с Теодором и махал белым платочком. А что дальше? Звук мотора и единственная машина на сто километров покинула территорию.
Воцарилась неловкая тишина. Критик никогда не любил общаться с Наполеоном, слишком уж тот был шумный и самоуверенный, но сейчас, атмосферу хотелось развеять и только Оноре открыл рот, словно рыбка, как царь моментально перехватил инициативу.
- Я схожу, посмотрю, что у этой мадам есть из музыки, ты со мной, Баль? - Немного неловко, как казалось самому политику, промямлил Бонапарт.
- Нет, давай как-нибудь сам. - На самом деле Оноре дико хотелось пойти вместе с громогласным величеством, было страшно, да и не уютно, только вот гордость не позволяла. Особенно после недавней ссоры. Впрочем, Наполеон настаивать и не стал, лишь поднялся с ковра, самостоятельно направляясь в сторону других комнат.
Казалось было на лбу проступил холодный пот, смелости ради, или для того чтобы приглушить нервы, Бальзак опустошил свой бокал с вином, принимаясь за второй, принадлежавший Хранителю. Время текло ужасно медленно, минуты казались часами, а дама с портрета, словно издеваясь смотрела на несчастного критика, от чего того стала бить дрожь. Двигаться с места было также пугливо, как и сидеть на нем. По настенным часам, которые к удивлению все еще работали, можно было понять, что прошло уже слишком много времени. Может час, или полтора. К этому моменту бутыль с вином опустела, да и смелости стало поболее. Оторвав таки свою трусливую задницу от ковра Бальзак направился на поиски непутевого величества, а что еще оставалось делать. Шаг, второй, третий. Доски под ногами жутко скрипели, да и темный дом, навевал не самые лучшие ощущения. Благо, являясь умным мальчиком, Оноре захватил с собой таки фонарик да нож для сыра, озираясь по сторонам. Комнаты были пустыми и не навевали ничего, кроме ощущения одиночества. Внимание привлек свет на кухне и странные звуки.

URL
2013-02-28 в 04:12 

- Нашел таки музыку? - Громко крикнул критик, надеясь услышать голос, по которому он даже успел соскучиться. Но в ответ лишь тишина. Стоило зайти на кухню, как звуки стали ощутимо резче.
- Вот нужно было тебе включить Шостаковича? И без тебя тут уныло. - Вновь произнес Оноре, пытаясь найти источник звука, которым оказался подвал. Сердце кольнуло, а душа словно ушла в пятки. - Нет, Наполеон, я очень умный и осторожный. Я никогда не пойду в подвал под тревожную музыку, тем более под Шостаковича. - Рука стала шарить по ящикам кухни. - Я очень умный и осторожный. Я никогда не пойду в подвал под тревожную музыку, с ножом для резки сыра. - Благо пальцы наткнулись на что-то внушительных размеров. "Тесак" - Пронеслось в голове Критика. - Я очень умный и осторожный. Я никогда не пойду в подвал под тревожную музыку, с ножом для резки сыра, но пойду с тесаком. - Словно мантру повторял парень. Нога Бальзака с легкостью открыла дверь темного помещения. - Только попробуй оказаться в другом месте, чертов Король, я тебя сам убью.
Ступенька, еще одна. Фонарик не особо хорошо освещал путь, но этого было достаточно чтобы не упасть. Подвал ничем не отличался от других, кроме музыки, которая разливалась по нему, словно солнечные лучи, по глади воды. Правда от этих лучей становилось только страшнее. Жуткие банки, соленья и стол, угол которого зацепил Оноре, вляпываясь во что-то жидкое. Смотреть не хотелось, но голова вместе с телом невольно повернулись. Расчлененный, изуродованный, весь в крови и словно с вырванным кадыком "отдыхал" Политик. Кричать не получалось, рот лишь открывался, жадно хватая воздух. И словно из самого ада, снизу поднялась девушка, прекрасная словно богиня, измазанная в крови и глодающая руку Наполеона. Глаза закрылись погружая тело в глубокий обморок.
Очнулся Критик сидя на ковре напротив величества.
- Я схожу, посмотрю, что у этой мадам есть из музыки, ты со мной, Баль? - Немного неловко, как казалось самому Политику, промямлил Бонапарт.
- Не надо, мне с тобой и молчать хорошо. - Опомнившись почти завопил Оноре, крепко обнимая величество.

URL
2013-03-07 в 23:20 

во-первых - вычитать, срочно. Во-вторых - это что-то странное. Очень странное.

URL
2013-03-24 в 15:46 

Вай, а мне последнее очень и очень понравилось. Напомнило "пункт назначение"... а потом за ними гонялась смерть, ведь они должны были там умереть : D А вообще. очень здорово получилось, только испуганный Бальзак слабо представляется, но что поделать ХД (бесстрашный любитель ужастиков Есь)

URL
2013-03-24 в 22:31 

Бггг Гость, у меня есть Баль, который боится крипоты до визга хД

URL
2013-03-24 в 22:39 

Balzac
у меня есть Баль, который боится крипоты до визга
сразу появляется логичный вопрос а был ли мальчик а баль ли это? хд

2013-03-24 в 22:42 

А что, восприимчивость психики теперь от ТИМа зависит?
Мимоанон.

URL
2013-03-24 в 22:54 

Balzac
а что, мимоанон хочет опровергнуть факт, что информационный метаболизм, положенный в основу определения социотипа, включает в себя аспекты восприятия информации?

2013-03-25 в 06:01 

а был ли мальчик а баль ли это?
И Баль, и мальчик, и первая эмоция.

URL
2013-03-25 в 12:32 

Monahan, нет, но момент индивидуальности остаётся всегда. Человека банально бабайкой в четыре года можно напугать, после чего он вырастет, забудет, а пунктик "в темноте кто-то есть" останется.

URL
2013-03-25 в 18:19 

Бггг Гость, у меня есть Баль, который боится крипоты до визга хД да почему же, я верю, что бали могут бояться, они же люди : D просто непривычно такое видеть, из-за страха сам характер баля как-то немного теряется

URL
   

инТИМная летопись соционических оргий

главная